Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Телеведущая, актриса театра и кино Марина Голуб была очень знаменита. Некоторые помнят ее по ролям в театре. Кто не любит театр или не имеет возможности туда ходить, помнит ее по ролям в кино. Причем снималась она много, давно и в фильмах разноплановых. Так что она должна была запомниться зрителям разного возраста и разных вкусовых ориентаций. Но если кто-то не любит ходить в театры и смотреть кино, знает ее по нескольким телевизионным передачам, которые она вела на канале «Россия 1». И уж те, кто смотрел телевизор в «доинтернетовуэру» — а в то время телевизор смотрели чаще и активнее, — помнит ее по рекламе мятных конфет Rondo. Уже и конфеты-то эти никто не знает, а образ, созданный Мариной Голуб в данной рекламе, вряд ли сотрется из памяти тех, кто хотя бы раз видел прелестные ролики.

Так или иначе Россия лишилась частички отечественной популярной культуры. И в который раз мы вынуждены задаться извечным вопросом, сформулированным еще Александром Герценом, «кто виноват?». И в который раз, обнаружив виновных, вроде бы должны выступить с гневными обличениями «беспредельщиков» на дорогах. Виновник аварии, проехавший на красный свет на большой скорости, скрылся с места преступления. Его личность установлена, и, по предварительной информации, стало известно, что «ранее он неоднократно привлекался к административной ответственности за многочисленные нарушения правил дорожного движения». Вряд ли теперь стоит рассчитывать на то, что Государственная дума вернет когда-то допустимые 0,2 промилле алкоголя в крови. Наоборот, наши парламентарии примут еще какие-то законы против пьяных и безответственных водителей.

Но вот ведь еще что. Опять-таки по предварительной информации, пишут, что «Марина Голуб поймала таксиста-частника, чтобы доехать до дома. Установлено, что водитель автомобиля Hyundai ранее был лишен водительского удостоверения». Конечно, никто не мог подумать, что у водителя нет прав. Но проблема как раз не в том, что наперед никто не застрахован от несчастного случая. Проблема в этой особенной русской черте — все делать на авось. Одни «беспредельничают». Другие «бомбят». Третьи этим пользуются.

Однако борьбой с «бомбилами» власти проблему не решат. Ведь проблема не только в «бомбилах», а в нашем сознании. Например, только русский человек, прогуливаясь по какому-нибудь небольшому европейскому городу, поняв, что он заблудился, может сказать своему спутнику: «Ничего, сейчас возьмем и поймаем машинку. Она нас домчит, куда надо». И сколько бы этот русский человек ни голосовал, ни одна «машинка» не остановится. Потому что в цивилизованных странах все знают, что эта «система» не работает. Зато работает другая. При первой же просьбе в любом баре или любой гостинице вам вызовут официальное такси. И у водителя этого такси будут права. А кроме прав еще ответственность не только за жизнь пассажиров, но и за свою собственную.

Например, большую, если не большую часть дорожного трафика в Нью-Йорке, по крайней мере, на Манхэттене, составляют желтые машины с шашечками на дверях и красочной рекламой сверху. При первой возможности какой-нибудь пакистанец или иранец, бежавший из родной страны и кое-как изучивший английский, довезет вас куда надо, соблюдая при этом все правила. Причем не только дорожного движения. Иногда в Нью-Йорке можно встретить и «частника», на предложение которого подвезти — согласится далеко не каждый. Потому что так безопаснее. Потому что люди берегут свою жизнь. В некоторых странах ввели даже особый тип такси — «женский». Водители-женщины возят пассажиров-женщин. Опять же во имя безопасности.

А что же, в Москве нет такси? Есть. И что же, услугами официального такси никто не пользуется? Пользуются многие. То есть существует предложение, существует и спрос. Но это не означает, что нет предложений и спроса другого типа. Однако это не от того, что все в России привыкли к максиме, что «наши люди в булочную на такси не ездят». Речь в данном случае вовсе не о тех, кто предпочитает общественный транспорт — частному. А о тех, кто предпочитает «теневой частный транспорт» — официальному.

Русский человек не только привык, но и полюбил жить на авось. И следовательно, не беречь себя. И бывает так, что, когда сразу несколько человек действуют на авось, случается трагедия. Получается, что тот самый проклятый герценовский вопрос русской интеллигенции все чаще и чаще превращается в утверждение: виноваты все. Кто-то виноват больше. Кто-то меньше. Но если бы каждый делал то, что должен, и не нарушал правила там, где их выгоднее не нарушать, в России все бы жили по-другому.

Трагическая гибель Марины Голуб говорит о том, что пора бы задуматься об элементарной безопасности своей жизни. А это, в свою очередь, может привести к изменению нашей ментальности. Это правда, что страшное может случиться где угодно и когда угодно, даже в самом безопасном месте. Но давайте согласимся, что большая вероятность попасть в историю есть у того человека, который постоянно рискует, чем у того, кто себя бережет. Отсюда и народная мудрость «береженого Бог бережет», которой, впрочем, никто у нас особо не следует. Потому что все привыкли жить на авось.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...