Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Лавров заявил о содействии России укреплению безопасности стран Африки
Общество
В Кремле назвали важной роль Ельцина в становлении современной России
Мир
WSJ указала на истощение ВСУ после нескольких месяцев непрерывных боев
Общество
Путин заверил, что сил и средств для борьбы с паводками в регионах достаточно
Мир
В Великобритании указали на неспособность поддержки Запада помочь Украине
Мир
В МИДе указали на готовность РФ помочь Африке в цифровизации
Мир
ЕК выплатила Украине второй транш бюджетной помощи в размере €1,5 млрд
Общество
В Госдуме подготовили поправки об увеличении наказания за диверсии до 35 лет тюрьмы
Политика
Песков подтвердил позицию Москвы по санитарной зоне для защиты от ВСУ
Мир
Британия сообщила об атаке неизвестных на судно у берегов Джибути
Мир
Депутат рады сообщил об увеличении на 15 тыс. числа пограничников на Украине
Мир
В ЕК указали на продолжение применения директивы по защите украинских беженцев
Общество
Пожар на железнодорожной цистерне под Симферополем ликвидирован
Происшествия
Уровень воды в Ишиме в тюменском селе Абатское достиг 980 см
Экономика
Минфин попросил суд остановить корпоративные права владельца Альфа-банка с Кипра
Общество
В России стартовала акция памяти «Георгиевская лента»

Лев Додин рассказал о борьбе за власть

В пьесе Шиллера, поставленной Малым драматическим театром, есть коварство, но нет любви
0
Лев Додин рассказал о борьбе за власть
Фото из архива театра
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Художественный руководитель санкт-петербургского Малого драматического театра Лев Додин сократил Шиллера как минимум в четыре раза — неспешная пятиактная трагедия о любви и коварстве обернулась в его новом спектакле драмой слабых мира сего. Привычный аскетизм Малого драматического бьет прицельно — нет гремучей романтической шелухи: реплики, их тон, цвета, жесты — всё заострено, всё режет.

Первой сценой Лев Додин позволяет зрителям обмануться, демонстрируя образцовую идиллию — в объятия к Луизе (Елизавета Боярская) влетает красавец Фердинанд (Данила Козловский). Любовники милуются в лучах закатных софитов — эти пять минут становятся первым и последним романтическим эпизодом спектакля. Через мгновение, когда на сцену выйдут громогласные Президент фон Вальтер (Игорь Иванов) и Вурм (Игорь Черневич), идеалы прошлого будут раздавлены цинизмом нового времени.

Художник Александр Боровский поместил героев в черное пространство, полностью подконтрольное Президенту и герцогу. Следуя заветам Оруэлла, Додин включает почти в каждую сцену око «Большого брата» — фон Вальтера, наблюдателя за всеми событиями на собственной территории. Безупречная шестерка его секьюрити с ушными гарнитурами в нужное время обеспечивает комфорт обитателей (подставляет стулья, когда герои садятся не глядя), а в иное время — уводит безвинных на казнь. Это просто работа, ничего личного. 

Несмотря на то что Додин обещал обнаружить любовь в коварстве, а коварство в любви, спектакль получился по-додински пессимистичным. Любовью тут и не пахнет, ведь даже порывистый Фердинанд, захлебываясь от чувств к Луизе, не прочь принять ласки Леди Мильфорд (Ксения Раппопорт), продолжив при этом разглагольствовать о высоких идеалах.

Шиллеровский пафос здесь помещен в безвыходную систему амплуа и оттого смотрится отрешенно. Каждый гнет свою линию; каждая шахматная фигура ходит так, как ей положено, — Луиза мужественно страдает, Леди Мильфорд кокетливо гарцует, Вурм строит мелкие козни, Президент грозно бдит. Однако запутанные взамоотношения героев не имеют никакого смысла перед роком, который у Додина воплощен в невидимом герцоге, именем и во благо которого совершаются все злодеяния.

Не имеет значения даже смерть влюбленных — они выпивают яд, долго объясняются, бездыханно падают на накрытые столы, но не мешают этим грядущему банкету. Из динамиков оглушительно звучит речь Президента фон Вальтера, взятая из действительного выступления канцлера Бисмарка, — президент славословит герцога и новую герцогиню Леди Мильфорд, говорит о важности национального самосознания, о детях и поднимает тост «за лучший мир».

Отравленные ядом Луиза и Фердинанд «оживают» и обескураженно смотрят в зал — героические возлюбленные-страдальцы стали отходами, живых людей «переработали» во время чьей-то борьбы за власть. И они конечно же не последние. Мышьяка у герцога хватит на всех.

Комментарии
Прямой эфир