Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

ФСКН просит право экстренного запрета любых препаратов

Сейчас за те год-полтора, пока запрещают наркотик, на него «подсаживаются» 50–100 тыс. человек, рассказал «Известиям» руководитель ведомства Виктор Иванов
0
ФСКН просит право экстренного запрета любых препаратов
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Матвеев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов просит правительство дать ведомству полномочия, которые позволят оперативно запрещать новые виды наркотических и психотропных препаратов. К примеру, «веселящий газ» продаваемый сегодня в модных клубах не запрещен, и сотрудники ФСКН лишены возможности воспрепятствовать его распространению. То же самое относится к десяткам других новых видов наркотиков и психотропных веществ. Об этом Виктор Иванов рассказал в интервью «Известиям». 

По словам главы ФСКН, сегодня рычагов борьбы с появляющимися каждую неделю новыми наркотическими препаратами нет. Чтобы запретить тот или иной наркотик, Минздрав должен провести его исследование: для этого он должен объявить конкурс — процедура длится 45 суток, потом подводятся итоги; тот, кто выигрывает, получает деньги из бюджета, дальше начинаются испытания и выносится заключение. Если вещество признается наркотиком, стартует процедура согласования запрета с разными ведомствами — это около 15 виз. По словам Иванова, на это уходит полтора года, а за это время к этому наркотику привыкают 50–100 тыс. человек.

— Пока мы его запретим, люди получают зависимость, — говорит глава ФСКН.

В качестве примера он приводит «веселящий газ», который сегодня распространяется среди молодежи.

— Ситуация складывается таким образом, что ФСКН не имеет права заниматься им, так как он не внесен в список подконтрольных веществ, — отмечает глава ведомства. Те же курительные смеси имеют в своем составе алколоид, химическое вещество, которое называется JWH, у него существует уже свыше 600 клонов: JWH-11, JWH-428 и т.д. Это разные химические вещества, но синтез не ограничен.

Иванов уже направил в правительство предложение, чтобы дать ФСКН право вводить временный запрет сроком на шесть месяцев на распространение веществ, которые используются для изменения сознания человека.

— Оказывает ли то или иное вещество психотропное и наркотическое воздействие — должны решать специалисты, а не полицейские. После запрета нужно будет как можно быстрее провести исследования, — говорит Иванов.

По его словам, практически все европейские страны такое решение приняли.

— Например, в Швеции оно принято еще в декабре прошлого года, если кто-то не согласен, может подавать иск в суд, но пока ни одного иска не было. В США есть агентство по борьбе с наркотиками, которое наделено компетенцией вынесения временного запрета сроком на полтора года, за это время и медики, и биологи — все могут обеспечить необходимые процедуры, проверить препарат, внести в правительство предложение и далее включить в список запрещенных препаратов, — отмечает глава ФСКН.

Ветеран МВД и ФСБ Александр Михайлов, также долго прослуживший в ФСКН, считает инициативу Виктора Иванова вполне оправданной.

— Производители наркотиков изначально имеют большую временную фору перед наркоконтролем. Они постоянно смеются на форумах над инициативами ФСКН, открыто заявляя — запрещайте что хотите, — у нас есть десятки тысяч формул новых веществ для синтеза, — поясняет Михайлов.

По его словам, эти шесть месяцев нужны исключительно для того, чтобы решить вопрос — вредно вещество или нет. При этом отставной генерал призывает проявлять политическую волю и задействовать административный ресурс в отношении лиц, которые торгуют подозрительным веществом, еще не признанным запрещенным, — налоговые инспекции, торговые, муниципальные власти, органы тех и потребнадзора и т.д.

Отдельно он также предостерегает от того, чтобы огульно вводить шестимесячные запреты и отработать техническую сторону этого момента, ведь преследовать за продажу таких веществ по уголовному законодательству нельзя, так как официально вещество не внесено ни в один из списков запрещенных или относящихся к особому контролю веществ.

— Ребята у нас горячие. Услышав о новых тенденциях, многое могут внести в списки. Тут необходима осторожность, — говорит эксперт.

В то же время адвокат Евгений Черноусов, отметившийся участием во многих «наркотических» делах, называет инициативу противозаконной.

— Это нарушение Конституции, где четко оговорено, что права гражданина могут ограничивать только федеральные законы. Списки запрещенных веществ у нас по закону устанавливает правительство, и никаких исключений быть не может, — говорит защитник.

По его мнению, списки формируются после анализа ситуации, наносимого вреда здоровью, и изучения множества сопутствующих факторов. При этом «временный запрет», как отмечает Черноусов, не может предусматривать какой-либо глубокий анализ обстановки. Кроме того, он видит опасность в том, что будет создан опасный прецедент и вслед за ФСКН другие правоохранительные, надзирающие и контролирующие органы ринутся за получением подобных временных запретов в своих собственных интересах.

Комментарии
Прямой эфир