Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ольга Слуцкер: «Мать — самая незащищенная категория»

Глава вновь созданного Общественного совета по правам ребенка при Уполномоченном при президенте РФ рассказала «Известиям», как намерена помогать российским детям и их родителям
0
Ольга Слуцкер: «Мать — самая незащищенная категория»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— Расскажите, вы сразу согласились возглавить новую структуру?

— Когда ко мне поступило предложение, я взяла тайм-аут. Я хотела подумать, взвесить,  так как я уже занимаю одну общественную позицию — являюсь президентом спортивной федерации. Но это немного иная деятельность, которая кардинально отличается от структуры, председателем которой я стала. Я давно знаю Павла Астахова, и сама в свое время обращалась к нему за помощью.

Я также являюсь членом попечительского совета в нескольких детских благотворительных фондах, я понимаю, чем мне придется заниматься на новом посту, и интерес к этой теме у меня большой.

— Расскажите, вам все же удалось разрешить ситуацию с  бывшим супругом, который хочет отобрать у вас детей? (Бывший муж Ольги Слуцкер — политик, в недавнем прошлом сенатор, увез детей за границу и судится с ней за право их воспитывать.)

— Могу сказать только, что мои дети сейчас не в России. За годы конфликта мы все устали, в первую очередь они, считаю, что надо взять паузу. Конечно, я прикладываю все усилия, чтобы вернуть детей.

Вы заняли высокую должность, возглавили общественный совет, поможет ли это урегулировать конфликт и вернуть детей?

— К сожалению, моя ситуация лежит уже за рамками судебных решений в России. Она переросла в такую стадию именно из-за несовершенства нашего законодательства. Суды не смогли предотвратить отъезд моих детей, не смогли помочь нам. Если коротко сказать, то всё непросто. Но я верю и надеюсь! 

— Ваш опыт послужит для разрешения подобных конфликтов в семьях?

— Я хочу, пользуясь своим положением, донести до взрослых, что не нужно доводить ситуацию до крайней точки.

Нужно обязательно говорить родителям, которые стоят на перепутье: ребята, можно разочароваться друг в друге, перестать любить, даже испытывать неприязненные чувства, но это ваши отношения — двух взрослых людей, которые отвечают за свои поступки. И если одна из сторон пытается манипулировать детьми или с их помощью мстить другому родителю, закрывая общение с ребенком, помните, что вы совершаете настоящее преступление. 

— Ольга, на ваш взгляд, кто в нашей стране более незащищен — мать или отец?

— Я считаю, что роль матери в России надо укреплять, это самая незащищенная категория — к сожалению, по себе знаю, что это такое.

— Чем будет заниматься общественный совет?

— Прежде всего он будет оказывать всяческое содействие в такой важной сфере, как охрана семьи, материнства, детства, защита прав детей и семей.

Одна из важнейших задач совета — содействовать модернизации семейного права. На сегодня оно сильно устарело — законодательство не успевает изменяться. Некоторые вещи, происходящие в жизни, не прописаны в нем и ненаказуемы. Просто потому, что раньше их в массовом порядке не происходило. Не было в обществе негативных тенденций, агрессии. Вспомните, в советское время не принято было воспитывать детей в неполных семьях, не было такого количества гражданских браков (незарегистрированных в загсе). Сейчас, видимо, время такое, это происходит не только в России, эта беда всех мегаполисов.

Еще одна важная цель — выстраивание сотрудничества с некоммерческими организациями, религиозными и другими общественными объединениями. Их опыт в вопросах детства также очень полезен.

Обязательно будем изучать западный опыт по вопросам охраны и защиты материнства, всё, что в этой сфере делается в других странах.

 — Вы уже успели познакомиться со всеми членами совета, многих знаете?

— Я знаю многих медийных персон, главных редакторов, журналистов, но в совет вошло и немало абсолютно непубличных людей — профессионалов, которые всю жизнь отдали работе с детьми. Постепенно познакомлюсь поближе со всеми.

 — Лично вы принимали участие в формировании совета?

— Нет, совет был сформирован аппаратом уполномоченного Павла Астахова. Сомневаться в компетенции подобранных людей у меня нет никакого основания.

Я сама в свое время пришла к нему как обычный человек, как мама, у которой случилась беда (бывший муж Ольги Слуцкер отобрал у нее детей. — «Известия»). Со мной работали очень профессионально, старались мне помочь.

Кого-то еще хотите пригласить к сотрудничеству?

— В совете уже есть широкое представительство, пока не вижу смысла звать кого-то еще. В данном случае может получиться, что количество не всегда является качеством.

Надо начать работать, а дальше посмотрим.

— Можете сформулировать, для чего нужен совет?

— Совет должен консолидировать общество вокруг проблемы детей. Без личного включения в проблему, без понимания, что каждый из нас должен сделать, ничего не получится.

Совет — это, по сути, глас общества, народа, который должен доносить мнения в госорганы, и в то же время это как срез общества, фокус-группа, которая сможет решать с госчиновниками детские вопросы и помогать выходить из сложных ситуаций, находить пути решения.

—  Есть ли у вас план действий?

— Нужно учитывать, что совет только создан, а решение о его организации было принято в августе. О глобальном плане пока говорить рано. Но я давно сотрудничаю с председателем комитета по вопросам семьи, женщин и детей депутатом Госдумы Еленой Мизулиной. Мы совместно вырабатываем общие принципы работы, в том числе над законодательными инициативами. У нас общий взгляд на проблему: похититель — не важно, кто он, мать или отец, — по сути, преступник.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир