Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Объединение позволит сдерживать рост тарифов»

Гендиректор МОЭК Андрей Лихачев — о целях слияния двух существующих в Москве теплоснабжающих компаний
0
«Объединение позволит сдерживать рост тарифов»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Московская объединенная энергетическая компания» (МОЭК) и «Московская теплосетевая компания» (МТК), занимающиеся отоплением и подачей горячей воды в Москве, в текущем году объединятся. МОЭК занимается производством тепла и по своим сетям доставляет его до каждой квартиры. МТК эксплуатирует магистральные сети, по которым тепло, произведенное «Мосэнерго», поступает к распределительным пунктам, откуда по сетям МОЭК также попадает в дома.

Генеральный директор ОАО «МОЭК» Андрей Лихачев рассказал «Известиям», каким образом появление единой теплоснабжающей организации позволит сдерживать рост тарифов. А также о ликвидации почти всех старых котельных в центре города в 2013 году.

— Как сегодня устроена система теплоснабжения в Москве и зачем надо объединять две компании? 

— Самый крупный производитель тепла в городе — компания «Мосэнерго». МОЭК производит вдвое меньше тепла и имеет малую долю выработки электрической энергии. Но у МОЭК есть тепловые сети, по которым тепло подается в жилые здания, — и распределительные и магистральные. Третий участник процесса — МТК, у которой есть только магистрали.

Тепло вырабатывается на станциях «Мосэнерго» или МОЭК, по магистральным теплосетям (в случае «Мосэнерго» — по сетям МТК, для МОЭК — по ее собственным) передается в распределительные сети МОЭК и поступает к конечному потребителю. 

Контрольный пакет «Мосэнерго» принадлежит «Газпрому», а блокпакет — правительству Москвы. МТК на 68% принадлежала МОЭК, а в остальном — городу. МОЭК — стопроцентная собственность столицы. Таким образом, в процессе передачи тепла задействованы две компании — МОЭК и МТК — с очень похожими активами, похожей формой работы и расходами, иногда прямо дублирующими друг друга.

Кроме того, потребители платят за тепло управляющей компании, обслуживающей дом. Эти деньги поступают в МОЭК. Мы платим «Мосэнерго» за тепло и транспорт по сетям МТК, а «Мосэнерго» рассчитывается с МТК за транзит. Но люди платят в течение года равномерно, а МОЭК — в соответствии с приборами учета, то есть зимой — больше, а летом — меньше. Для восполнения разницы приходится брать кредиты. В результате мне, чтобы заплатить своей дочерней компании, нужно сначала заплатить «Мосэнерго», причем взять для этой цели кредит. Таким образом, выигрывают банки, а проигрывают жители, которым приходится оплачивать эти расходы. Поэтому дополнительный мотив объединения — экономия. 

Какие изменения произойдут в работе МОЭК после присоединения МТК? Как это отразится на москвичах?

— Мы стремимся получить статус единой теплоснабжающей организации (ЕТО). Это значит, что мы обязаны будем обеспечивать теплом любого конечного потребителя, который этого пожелает. Наша основная задача — приобрести тепло по минимально возможной цене или произвести его самим, если это дешевле. То есть в любом случае потребитель выигрывает, так как всегда будет использовать наиболее экономичное тепло.

Кроме того, мы сможем уйти от нездоровой конкуренции с «Мосэнерго» за объемы производства, потому что, если я могу купить тепло у «Мосэнерго» дешевле, чем произвести сам, я так и сделаю. Мы будем выводить из эксплуатации излишнее генерирующее оборудование, а в дальнейшем, может быть, его вообще демонтирyем. Это позволит по-настоящему, а не на словах, сдержать рост тарифов. 

— Каковы основные направления инвестиционной программы компании?

— В этом году при заданном росте тарифов на 6% мы увеличим выручку только на 3% — в связи с тем, что этот рост произошел с 1 июля, а не 1 января. Тем не менее, инвестиционная программа МОЭК составила в этом году 12 млрд рублей против 6 млрд в прошлом. К слову, выручка МОЭК составляет примерно 100 млрд рублей в год. То есть мы смогли увеличить инвестиционную программу не за счет роста тарифов, а за счет повышения эффективности.

Стоит также добавить, что в центре города пока существуют малые котельные — старые, изношенные, неэффективные. Из года в год правительство Москвы планировало реализовать программу по их ликвидации, но в среднем ликвидировали лишь по одной в год. Сейчас мы замахнулись на ликвидацию 21, но поняли, что переоценили свои силы и сможем демонтировать только 12, переключившись на более экономичные источники тепла. Но и 12 — это результат. 

— Как будет происходить теплоснабжение территории «новой Москвы»?

— Система теплоснабжения на новой территории, в силу иной плотности населения и застройки, существенно отличается от ситуации в центре Москвы. Люди, живущие на этих территориях, были вынуждены мириться с гораздо более низким качеством теплоснабжения. Наша задача — обеспечивать их теплом наравне с другими районами столицы. Сейчас мы эксплуатируем там 48 тепловых станций и 50 тепловых пунктов, которые уже отремонтированы, и 585 км теплосетей. Мы сформировали филиал для новых округов Москвы, в котором будет работать примерно 600 человек. Сейчас проводим тренировки и обучение аварийных бригад. Работа, которую мы развернули на территории «новой Москвы», позволит обеспечить качество теплоснабжения по московским стандартам.

Мы продолжаем прорабатывать разные варианты теплоснабжения этих территорий: и выдача тепла от источников «Мосэнерго», и строительство собственных локальных источников с использованием самых современных технологий. Такую работу мы проводим в тесном контакте с подразделениями правительства Москвы, которые отвечают за новые территории.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир