Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Кинострасти на краю земли

В Южно-Сахалинске прошел фестиваль «Сахалинский экран: путешествие на край земли»
0
Кинострасти на краю земли
Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Как оказалось, на краю земли можно сделать программу современного кино не хуже московской. Второй фестиваль на Сахалине в этом году стал международным. Кроме того, на этот раз его делала команда, которая придумала в начале московский фестиваль 2morrow, а потом фестиваль 2-in-1.

В сущности «Сахалинский экран» — это 2-in-1 на выезде: такой же компактный конкурс, собранный для тех, кто интересуется арт-кино, но доброжелательный и к случайному зрителю. Плюс на фестивале отменные внеконкурсные программы — от японской и корейской анимации до арт-хаусных хитов с главных мировых киносмотров. В частности, приехала «Любовь» Михаэля Ханеке, победившая в Канне, и берлинский триумфатор «Цезарь должен умереть» братьев Тавиани). Между ними — свежая российская анимация, детская программа, подборка массового кино «Хит сезона» и документальный цикл «Люди с биографией» о современных художниках: Марине Абрамович, Ай Вэй Вэе и группе «Война». Между собой организаторы шутили, что последняя программа сделана «про жену Абрамовича и мужа Pussy Riot».

Конкурс зрительских симпатий, в котором участвовали все фильмы фестиваля, неожиданно выиграли «Детские истории» колоритного француза Зигфрида, режиссера-путешественника в индийской рубахе и с обмотанным вокруг лохматой головы платком. Зигфрид моментально ориентируется на местности: к водителю фестивального микроавтобуса он обращался запросто, по-русски: «Эй, брат, далеко ехать?». Полудокументальные «Детские истории» разъехались далеко: первая половина фильма — про бомбейского пацаненка, вторая — про детей из казахского села.

Сахалинская публика, пожалуй, самый приятный сюрприз фестиваля. Она любознательна и благодарна: после каждого фильма зрители оставались на разговор с авторами. На «Сахалинский экран», как и на московский 2-in-1, не зовут знаменитостей для престижа, тут все, как на нормальном современном фестивале: приезжают те, кто имеет прямое отношение к фильмам. «Это самый продуктивный опыт для меня за всю историю моей «фестивальной карьеры», начиная со скромного отборщика ММКФ году этак в 1999-м», — признался программный директор «Сахалинского экрана» и 2-in-1 Алексей Медведев.

А вот международное жюри под руководством Леонида Ярмольника публике проиграло — и в открытости, и в непредвзятости. Главные призы (лучший фильм и режиссура плюс мужская роль — Олег Васильков) были отданы «Конвою» Алексея Мизгирева, что выглядело не столько признанием художественного качества, сколько компенсацией за неуспех картины на сочинском «Кинотавре». Не то чтобы драма о солдате-дезертире и его конвоире не заслужила наград, но Монбланом над другими конкурсными фильмами она не возвышалась, и призы можно было распределить интереснее.

Кроме «Конвоя» отмеченными оказались только «Я буду рядом» Павла Руминова (приз Марии Шалаевой за женскую роль) и китайское «Фортепиано на фабрике» (спецприз жюри), забавное тем, что по интонации было похоже на фильмы Аки Каурисмяки, а некоторыми эпизодами и особенно саундтреком с русскими песнями совсем уж неожиданно напомнило картины Алексея Балабанова. Корреспондент «Известий» не удержался и спросил у продюсера Джессики Кам, видел ли постановщик Чжан Мэн работы этих режиссеров. «Не видел, — удивилась Джессика, — в Китае увидеть зарубежное арт-кино вообще непросто».

Без призов остались лихой индонезийский боевик «Рейд», «Самурай без меча» остроумного японца Хитоши Мацумото, «Последняя сказка Риты» Ренаты Литвиновой и самый яркий фильм конкурса — иранский «Скромный прием», ироничная притча о мужчине и женщине, раздающих бедным мешки денег на разоренной войной территории.

Зато режиссер Мани Хагиги стал фаворитом прессы: в последний вечер автор «Скромного приема» гулял по улицам Южно-Сахалинска, окруженный журналистами, как Сократ учениками, и вел беседы о кино, женщинах и медведях.

Комментарии
Прямой эфир