Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Поведение Тахчиди считаю аморальным»

В интервью «Известиям» гендиректор МНТК «Микрохирургия глаза» Александр Чухраев рассказал о своем учителе Святославе Федорове и о своем предшественнике, уволенном со скандалом
0
«Поведение Тахчиди считаю аморальным»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В интервью «Известиям» гендиректор МНТК «Микрохирургия глаза» Александр Чухраев рассказал о своем учителе Святославе Федорове и о своем сменщике, уволенном со скандалом.

— В этом году академику Святославу Федорову исполнилось бы 85 лет. Каким он остался в памяти для вас?

— Святослав Николаевич — это личность не только в медицине, его значение для страны трудно переоценить. Его работы в 1960-е годы — это был шок, абсурд, новаторство. Но он был тем, кто видел в этом реальность. Из тихой уютной специальности офтальмология Федоров сделал динамически развивающуюся отрасль. Уникален сам факт создания такого лечебно-научного учреждения, как МНТК. Cегодня мы имеем разветвленную сеть филиалов по всей России, которые работают по единым стандартам, единым технологиям.

Федоров создал уникальный комплекс с новой системой оплаты труда. Создал организацию, которая могла выполнять весь комплекс мер от научных разработок и обучения новых специалистов-офтальмологов до производства линз инструментария и лечения больных.

— Вы стали гендиректором относительно недавно, какие проблемы центра вы увидели, что удалось сделать?

— К сожалению, в сравнении с результатами, которые в свое время показал академик Федоров, нам похвалиться особенно нечем. За последнее десятилетие мы утратили те позиции, которые были при Святославе Николаевиче. Сейчас мы пытаемся их вернуть, но если десять лет не тренировался, то за один день Олимпиаду не выиграешь.

— А с чем связано, что последние десять лет были не такими успешными?

— Трудно судить, вероятно, не было Федорова. Его никто не повторит. При нем в экспериментально-техническом производстве работало чуть более трехсот человек. Сегодня — полсотни.

Мы продавали линзу всему миру, а сегодня сами покупаем, мы производили микроинструменты и до недавних времен получали по федоровским патентам, проданным за рубеж, немалые деньги. Сейчас этого почти нет, поэтому нам есть, что возрождать. Мы решили укрупнить наши научные отделы и сосредоточиться на решении конкретных задач, на конкретных направлениях офтальмологии.

Не погрешу против истины, если скажу, что многое из того, что только задумывалось академиком Федоровым, было офтальмологами выполнено — это и новые операции при катаракте, операции заднего отрезка глаза, лазерная коррекция и т.д. Сегодня оперативные вмешательства занимают в несколько раз меньше времени. Но это не значит, что они стали дешевле. Чем лучше для больного, тем дороже стоимость операции.

— Субсидирует ли операции государство?

— Да, около 15 тыс., как в народе говорят «дорогих», высокотехнологичных операций оплачивает государство. Это в разы больше, чем даже четыре года назад. Но потребность еще выше. Тем не менее на сегодняшний день мы практически выполнили госзаказ. Порядка 80–82% наших пациентов лечатся у нас в рамках системы обязательного медицинского страхования (ОМС) и за счет государственных субсидий.

— Вы удовлетворены сегодняшним объемом господдержки?

— Ни один руководитель не скажет вам, что он доволен ее объемом. Но перед нами стоит задача в том, чтобы наиболее эффективно использовать то государственное финансирование, которое нам отпущено.

При ориентировочном составлении плана мы смогли уменьшить стоимость закупок на 21 млн рублей, причем не потеряв в качестве. Мы убеждаем своих поставщиков, что на болезнях наших пациентов сверх доходов не сделаешь...

— Предыдущий руководитель МНТК Христо Тахчиди был уволен год назад не без скандала…

— У меня с ним конфликта не было, но его поведение, когда он личные проблемы пытается перенести на коллектив, я считаю аморальным. Потому что любой, даже внутриорганизационный конфликт, который тем более широко освещается в СМИ, негативно сказывается на имидже лечебного учреждения.

Если раньше наш громадный лечебный комплекс становился предметом медийного взрыва, то это были открытия, новые технологии, операции. А сейчас это конфликты... Наш центр работает в нормальном режиме. С 22 ноября 2011 года не было никаких митингов. Мы не снизили качество и объем хирургической помощи, притом что находимся в перманентном ремонте.

— Насколько хорошие студенты выходят сегодня из мединститутов, не упало ли качество образования?

— Когда говорят, что плохая молодежь, то это неправда. Очень многое зависит от преподавания. А проблемы в образовании, конечно, есть. Если вузы растут как грибы, не имея должной образовательной базы, если балл поступающих на платное отделение стыдно назвать... Конечно, не всегда отличники становятся хорошими докторами. Но я никогда не слышал, чтобы, не имея хорошего базового образования, можно было стать хорошим доктором.

Хотя мне кажется хорошей инициативой, введение обязательной ординатуры для выпускников вузов за счет государства. По некоторым специальностям, включая офтальмологию, два года ординатуры недостаточно.

— Можно ли на примере Святослава Федорова сказать, что появление гения в науке обуславливают внешние факторы, условия, которые предоставляет для развития науки государство, и т.д. или талант способен пробить себе дорогу в любое время?

— В 1980-е годы никаких благоприятных условий в государстве не было. Конечно, Федоров — это гений, который рождается раз в сто лет.

Когда Федоров стал активно внедрять интраокулярные линзы, они были известны, но активно не применялись. Он доказал, что при правильных расчетах, правильной постановке работы этот метод очень эффективен. Федорову было труднее, чем нам,  представьте, в 1980-е годы построить сеть клиник! Это время было не такое сытое. А ему удалось, в том числе и изменить систему оплаты труда для медицинских работников. Перейти на оплату труда за выполненный объем работ.

Федоров был непростой человек, кто-то, может быть, найдет не очень добрые слова в его адрес — что он был жестким, но все нужно рассматривать в комплексе личности. Никто не скажет, что для Святослава Николаевича пациент был безразличен. Потому что для него это было главное действующее лицо.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир