Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Лето — время лени, отпусков, почти спокойствия; оно совсем не похоже на жесткую политизированную зиму и на тревожную, мутную, социальную какую-то весну, лето — это личное время. Так и должно быть.

Но именно сейчас, летом, мудрые люди строят планы и готовятся к осени. Потому что осень будет бодрой и несет сюрпризы, и это понятно всем — что на бульварах, что в кабинетах, чьи бы портреты там ни висели.

Вспомните прошлый год. Осенью все проснулись и «заниматься политикой» перестало быть синонимом «да вам нечего делать, вот вы и бегаете» или «ну такая работа, че». Зимой все оторвали красные глаза от айпадов и куда-то пошли, хотя бы в кафе что-то обсудить, а то и на митинг. Весной все посмотрели друг на друга, покивали с узнаванием и попытались как-то сбиться вместе. Но вот наконец наступило лето, и все расслабились. Отдельные вспышки гражданской активности не превышают масштаба «съездить в Касимов и убедиться, что «Единая Россия» всё равно победила». А добрая машина пропаганды, кажется, припарковалась у стены, не успев выехать со двора.

Тем не менее за осень–весну проделана большая работа. Закончен этап, когда «рассерженным горожанам» надо было заявить о себе. Это получилось сделать. Заявка подана. Протест проявлен. Позиция обозначена.

Наступает время предложения — предложения в том смысле, в котором предложение удовлетворяет спрос. Осенью мяч был на стороне общества. Теперь — на стороне тех, кто мнит себя «политическими силами».

Два полюса («власть» и «оппозиция»), две условных башни, две группы игроков смотрят друг на друга с привычной, хорошо отрепетированной ненавистью, и в этом нет ничего нового. Но ландшафт все-таки слегка изменился, потому что все, затаив дыхание, ждут выхода третьей (четвертой, пятой) силы.

И выход этих сил произойдет именно осенью, потому что время пришло.

Стало понятно, что уже проявленные игроки не удовлетворяют ожидания не самой многочисленной, но очень важной части общества. Это те люди, что не присоединились ни к «темной», ни к «светлой» башне, но и к «молчаливому большинству» не принадлежат. В одном смысле они — дважды маргиналы, в другом — самые взыскательные потребители (слово потребители уместно, если уж мы говорим о политическом предложении). Они еще не решили, что будут делать. И от них, похоже, многое зависит. Конечно, я говорю сейчас не о «широких массах», а о части «среднего класса» (тут я специально использую самый размытый социологический маркер, чтобы указать на 15% населения, а не на 3%), еще не охваченной политикой, но потенциально готовой к этому.

Раскачать таких людей на экстремальное действие точно не получится (хотели бы — давно бы бегали с булыжниками по Болотной). Но и инкорпорировать их в серые структуры условного народного фронта не выйдет тоже — не для этого они делали карьеры и трудились на своих собственных фронтах.

Те, кто хочет сделать «третью силу», смотрят на этих людей с блеском в глазах и постепенно начинают что-то предлагать. Учитывая то обстоятельство, что перед ними аудитория умная, а по темпераменту скорее «умеренная».

Но что предлагать? У всех политических субъектов, похоже, одни и те же консультанты — хоть и с разными именами. Политическая тусовка невелика, экспертная — и того меньше, умники наперечет, списки технологов составлены еще зимой, и новых за последние полгода не народилось. Поднимаются и вспыхивают новые робкие звездочки, но их немного. И все, что можно предложить, тоже пересчитано и инвентаризировано, описано еще в старых, годичной давности, статьях и учебниках. Да и книжки с «Амазона» все читали одни и те же. 

Как будто на столе лежит набор инструментов и стол этот ярко освещен. Вот отвертка, вот гаечный ключ, вот молоток. Никаких тайн, всё понятно. Идите на выборы, делайте гражданские проекты, делайте умные сайты и социальные сервисы, пишите тексты, участвуйте в проектировании так и сяк.

Пока что попытки сделать третью силу напоминают атаку клонов. Все говорят одно и то же: собирайте силы и готовьтесь к будущему. Придется трудно, но мы победим. Взвейтесь и развейтесь. Учитесь хорошо.  

И еще говорят: у нас есть для вас кое-какие полезные инструменты. Краудфандинговая платформа — мы вас услышим и будем делать те проекты, что вы скажете делать. Юридическая поддержка — мы вас научим, как не слиться с муниципальных выборов на первом шаге. Креативные решения и сетевые развлечения — напишите лозунг на купюре, переименуйте свою wi-fi-сетку во что-нибудь острооппозиционное, поставьте 100 тыс. лайков задорной статье, позвоните в эфир. В общем, мы будем вас консультировать, учить и развлекать.

Все предлагают одно и то же. Как в нескольких сетевых супермаркетах у дома — примерно одинаковый набор продуктов. Но тем не менее каждый человек может ответить на вопрос: в какой супермаркет вы предпочитаете ходить?

Борьба между пока-еще-клонами развернется именно за это: за предпочтение. За тонкое, почти неявное движение души потенциального участника, побуждающее его сделать выбор. Прагматический ли выбор, эмоциональный, эстетический, ориентированный на селебрити во главе движения — неважно. Какой-то выбор.

Такой и будет главная интрига лета–осени — поиск и обозначение различий между клонами, обретение ими лиц.

Ну и как тут не сделать прогноз, кто победит. Но без фамилий — обозначу просто критерии, которые представляются мне важными.

Новое общественное движение, помимо внятной политической позиции (это уж sine qua none), должно предложить людям три вещи: привлекательную эстетику, безопасность и самоуважение.

Коротко о каждом пункте.

Привлекательная свежая эстетика (от слогана и логотипа до массы креативных фишечек, в которые можно играть и демонстрировать их другим) — это то, чего пока не сделал никто. Хотя Иван Охлобыстин попытался, кстати. Ну ок, еще белая ленточка. А в остальном поле пустое. Кто снова нарисует на логотипе триколор — тот обречен.

Безопасность. Всякие «болотные дела» вызвали у людей ощущение, что заниматься всей этой уличной активностью — небезопасно. В этот момент, наверное, большинство «умеренных» от протеста и отвалились (не исключаю, что на это и был расчет). Теперь их надо снова убедить в том, что предлагаемые действия безопасны и вечер не закончится в автозаке.

Самоуважение. Мотивации участвовать в политике могут быть разными, но точно понятно, каких мотиваций у умеренной аудитории нет. Они точно не скажут про себя «нам нечего терять, кроме своих цепей» и точно не удовлетворятся политикой как развлечением (это уже было). Их мотивация — созидательная. Они почти готовы делать что-то кроме своих обычных дел, и это что-то должно стимулировать самоуважение. Это должно быть что-то, о чем можно рассказать друзьям с тихим чувством легкой гордости. С этим чувством, конечно, можно и листовки у себя в подъезде раскладывать — но важно хорошо объяснить, зачем это делать и какая от этого польза. 

Комментарии
Прямой эфир