Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Все, кто наш храм в 1949-м раздирал по кирпичикам, недолго жили»

«Бурановская бабушка» Наталья Пугачёва — о том, почему в 76 лет не стоит расстраиваться
0
«Все, кто наш храм в 1949-м раздирал по кирпичикам, недолго жили»
фото: Павел Баранов/ИЗВЕСТИЯ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Триумфаторы «Евровидения-2012» «Бурановские бабушки» проводят жаркие дни, пропалывая грядки и осваивая летние музыкальные фестивали на постсоветском пространстве. Только что коллектив спел на «Славянском базаре» в Витебске, а уже 25 июля бабушек ждут на «Новой волне» в Юрмале. Старейшая за всю историю конкурса участница «Евровидения», 76-летняя Наталья Яковлевна Пугачёва рассказала обозревателю «Известий» о своей прежней и новой жизни.

— Нравится ли вам активный ритм, в котором вы существуете последние месяцы?

— Я всю свою жизнь в Бураново прожила, никуда дальше Удмуртии не выезжала, поэтому теперь наверстываю упущенное (смеется). Мне интересно бывать в новых городах, странах, узнавать, как живут там люди. Конечно, времени на семью, хозяйство теперь меньше остается, но дети и внуки во всем помогают, поддерживают. Так что теперь для меня одинаково важны и колорадские жуки на картошке, и гастроли.

— Период наивысшего успеха в шоу-бизнесе не может длиться вечно. Если ажиотаж вокруг вашего коллектива спадет, вас это огорчит?

— Нет, конечно. Вот если бы нам было по 20 лет, тогда можно было бы горевать, а когда тебе 76, чего расстраиваться-то?

— Слушали ли вы в Баку своих конкурентов по «Евровидению»? Если да, то кто вам понравился больше всего?

— Девочка из Швеции (Лорин. — «Известия») очень хорошо выступала. Правильно ей победу присудили! А еще мы очень переживали за англичанина (Энгельберт Хампердинк. — «Известия»), никак не запомню, как его зовут. Ну тот, что меня чуть помладше. Так пел хорошо, а ему так мало баллов дали.

— Как вы относитесь к творчеству вашей однофамилицы Аллы Борисовны Пугачёвой? Как вы думаете, почему ей на «Евровидении» удалось занять лишь 15-е место?

— Хорошая женщина, хорошо поет (улыбается). Мы же с ней знакомы даже. Я так волновалась, когда сказали, что к нам сама Пугачёва придет. А она такая простая женщина оказалась! Жалко, сфотографироваться мы с ней не успели. Зато с мужем ее молодым карточка есть (улыбается). А что, Пугачёва тоже на «Евровидении» выступала? Я и не знала. Я же об этом конкурсе узнала только в 2010 году. Мы тогда с бабушками в отборочном туре третье место заняли.

— Ваш коллектив возрождает бурановскую церковь. Помните ли вы прежний храм, разрушенный в советские годы?

— Как выглядел старый храм я, конечно, не помню. Я же совсем еще маленькая была, когда его закрыли, а потом разрушили. Но мама рассказывала, какой он был красивый. Да и на сохранившихся фотографиях это видно. Меня да Галину Николаевну Коневу (участница «Бурановских бабушек». — «Известия») еще успели в старой церкви покрестить, а остальных бабушек уже нет. Все, кто храм в 1949 году раздирал по кирпичикам, кто иконы, церковные книги сжигал, — все потом недолго жили.

— Когда храм был разрушен, была ли православная вера в Бураново под запретом? Приходилось ли вам прятать висевшие в красном углу иконы?

— Молились и крестили детей в нашем селе втайне. При советской власти нельзя было в Бога верить. Но мы все равно верили. Молились с мамой за отца. Он погиб на фронте в 1943 году. А иконы из разрушенной церкви многие жители Бураново спрятали в своих домах, на чередаках. Обещали вернуть в новую церковь, которую мы сейчас строим.

— К вам в гости собирается приехать Владимир Путин. О чем хотели бы побеседовать?

— Да, говорят, сам президент России к нам в гости собирается. Президент Удмуртии-то уже приезжал, и мы к нему ездили — он нас со вторым местом поздравил и звание народных артисток Удмуртской Республики присвоил. О чем с Путиным говорить будем? Да найдем о чем. Споем ему, перепечами угостим, а потом село ему наше покажем. Оно у нас и так красивое, а будет еще лучше. Бураново сейчас в порядок приводят — дороги делают, водопровод. Теперь у нас в доме вода есть, на колонку ходить не надо. Фонари на улицах появились. Хорошо бы, по всей России на селе жизнь к лучшему менялась, а не только у нас.

— Что вам нравится петь больше: чистый, настоящий фольклор, который пели ваши бабушки, или современные электронные обработки?

— Это зависит от настроения. Когда-то хочется старинную удмуртскую песню спеть, а когда-то и «Пати фор эврибади». Всякая музыка хороша, всякая имеет право на жизнь. Вот многие нас ругают, говорят, что мы позорим удмуртскую культуру. А я считаю, что благодаря нам молодежь удмуртский язык и музыку не забывает. 

— Слушаете ли вы классическую музыку, любите ли кого-нибудь из композиторов прошлого?

— Нет, не слушаю. Не приучена я к ней. В молодости не до классической музыки было, а за работой пели русские или удмуртские песни.

— Что вы думаете о поколении ваших внуков — о тех, кому сейчас 15–20 лет?

— У нас в Бураново молодежь хорошая. В клуб ходят, в концертах участвуют — смотрю на них и радуюсь. Жалко только, что работы им в родном селе не хватает, вот и уезжают в Ижевск. А есть молодые, которым уже больше 20, что стоят у магазина и деньги у нас, старух, на водку клянчат. Я таким никогда не даю, стыжу — иди работай, говорю.

— Что для вас значат деньги?

— Не в деньгах счастье, говорят. Для меня важнее, чтобы дети, внуки, правнуки были здоровы, чтобы у них все было хорошо в жизни, чтобы нас, родителей, не забывали. А что деньги? Сегодня они есть, завтра нет.

— Слышали ли вы о вокальном ансамбле Pussy Riot — о девушках, которые выбежали на амвон храма Христа Спасителя, спели там «панк-молебен» и уже больше четырех месяцев сидят в СИЗО. Как вы относитесь к их поступку?

— Да, слышала. Жалко мне этих девчонок, они же, наверное, сами не ведали, что творили. Но только Бог им судья. Надеюсь, они найдут свой истинный путь в жизни.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...