Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Камнепад» длиной в полвека

«Роллингам» исполнилось 50, и они до сих пор вертят этот мир
0
 «Камнепад» длиной в полвека
Фото: REUTERS/Lucas Jackson
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Исполнилось 50 лет с того момента, как легендарная группа Rolling Stones дала свой первый концерт. Накануне торжественной даты обозреватель «Известий» Алексей Певчев позвонил нескольким абонентам, для которых Rolling Stones — совсем не пустой звук.

Александр Ф. Скляр

«Впервые музыку «Стоунз» я услышал в незапамятные времена. По содержанию, как внешнему, так и внутреннему, это было абсолютно ни на что не похоже. Учтите, что это был альбом Sticky Fingers с «уорхолловской» молнией, вшитой в обложку. В моем кругу поклонников Rolling Stones не было, и мне пришлось осваивать их самостоятельно. Мой друг и учитель Евгений Головин ставил Stones выше, чем The Beatles, и в том, что касается духа рок-н-ролла, он прав.

В первый раз я попал на их концерте в Таллине, а во второй, пару дней спустя, — уже в Москве. В Таллине случился катарсис, и я хотел повторить его еще раз, встал поближе к выдвигающейся сцене, чтобы «Стоунз» приехали прямо ко мне. Толпа хлынула, спас меня только ангел-хранитель. Я люблю более поздние альбомы вроде Bridges To Babylon и песню Anybody Seen My Baby.

 Евгений Хавтан («Браво»)

«Услышал я их в шестом классе. На голубой прозрачной пластинке в мягкой обложке были песни As tears go by и Ruby Tuesday. Пластинка называлась «Лирические песни» исполняют «Катящиеся камни» или что-то типа того. У нас две школы стояли рядом — белого и желтого цвета. В белую брали всех подряд, и там учился я. Желтая была за «Роллингов», белая — за «Битлов», нередко возникали потасовки. Именно это обстоятельство и заставило меня поинтересоваться, кто такие эти самые «Стоунз».

Для меня они как ретро-автомобиль Aston Martin: с каждым годом всё круче и круче. Таких машин уже не делают и не сделают никогда. И уже вообще не важно, что они записали или запишут — хуже они от этого уже не станут. Пока они живы — жив дух английского рок-н-ролла. Самыми любимыми песнями остались те, что звучали на голубой прозрачной пластике, и альбом Their satanic majesties request.

Михаил Капник (президент компании Silence Pro, организатор концерта RS в Москве в 1998 году)

Впервые я услышал альбом Sticky Fingers примерно в 1974 году. В те времена «железного занавеса» пластинки привозились иностранными студентами или дипломатами для своих детей и потом продавались, менялись, переписывались. Поразил необычный, «грязноватый» звук, голос вокалиста и мелодичность.

Я был промоутером московского концерта RS в рамках тура Bridges to Babylon в 1998 году. А за пару месяцев до того группа пригласила меня с моими партнерами на открытие европейской части тура в Нюрнберг (концерт проходил на знаменитом Zeppelin field, равным по площади 12 футбольным полям). Поскольку в процессе организации концерта в «Лужниках» мы были тесно связаны с мэрией Москвы, хотели пригласить на этот концерт Ю.М. Лужкова. Его помощник спросил нас: а будет ли в Нюрнберге Гельмут Колль? На этот вопрос немецкий промоутер ответил: «Будет, если купил билет».

А ещё меня поразил комфорт, с которым группа перемещается по миру. В 52 грузовиках, на которых ездит их оборудование, есть даже газовые плиты для приготовления еды их личными поварами.Сейчас они делают то же, что и раньше, и в этом уникальны. Их возраст, морщины, седина никакого значения не имеют, на сцене они Бог и Дьявол одновременно. У них безумно много отличных песен, их можно перечислять десятками — Jampin’ Jack Flash, lady Jane, Angie, Paint it, Black, Anybody seen my Baby…

Сергей Воронов (Сrossroadz)

Услышал я их задолго до того, как узнал, кто это. Но первым альбомом, который меня действительно поразил, был Sticky Fingers. Случилось это в 1971 году, и была это песня Brown Sugar. Cо «Стоунз» у меня связана масса всяких смешных историй. Однажды я приехал к ним на репетицию в «колизей» (так они называют стадионы) в Коннектикут, перед началом тура Steel Wheels.

Кит Ричардс и Ронни Вуд играли в билльярд, а с ними человечек небольшого роста. Только приглядевшись, я понял, что это Билл Уайман. Кейт показал на меня и закричал: «А вот это мой друг, агент КГБ». Я был с длинными волосами, в шляпе, но Уайман почему-то не развеселился, видимо, принял всё это всерьез. Rolling Stones сейчас? Я не делю время на периоды в творчестве. Есть влияние на тебя и эмоции, которые вызывает группа. Для меня они становятся всё лучше и лучше.

Борис Гребенщиков («Аквариум»)

«Стоунз» я услышал в 1965 году по радио. Всегда спокойно относился к их творчеству, но полюбил их всем сердцем, когда начал играть их песни сам, а Кифа Ричардса считаю одним из подлинных гениев музыки прошлого века. На всех альбомах последнего времени было по несколько симпатичных мне песен, а альбом Voodoo Lounge 1994 года был изумительным. Больше всего мне близки их пластинки  второй половины 1960-х.

Алексей Романов («Воскресение»)

 Я услышал их году в 1965-м — песню Around and Around с пластинки на «костях». Летом 1980-го мы слушали не отрываясь Big Hits (High Tide and Green Grass). Прежде я в них не въезжал, но с тех пор стал их преданным почитателем. Году в 1992-м пытался пересадить на «Роллингов» соседа, маскировавшего свои любовные подвиги при помощи группы AC/DC. Ничего не вышло. Ещё помню, как в начале 1970-х арестовали компанию хиппи за купание в фонтане у Большого театра. Конфисковали фотографию Джэггера, заявив: «Это у них главный!»

Анна «Умка» Герасимова

Первый раз я услышала их, конечно же, на советской сорокапятке фирмы «Мелодия». «Нарисуй это черным» называлось и было заслушано до дыр. Историй, связанных с «Роллингами», много — это ведь непрерывный саундтрек к нашей жизни последних тридцати с лишним лет. Одно время я увлеклась переводами интервью Кита Ричардса и, как водится у переводчиков, без ведома и разрешения принимающей стороны частично внутренне идентифицировалась с ним, даже бандану таким же манером носила и радовалась внешнему сходству на некоторых фотографиях. То, что они делают сейчас, качественно не отличается от того, что они делали всегда. И это радует, должно же в жизни быть что-то неизменное и прочное. Хотя, конечно, мой любимый этап — рубеж 1960-х и 1970-х, Exile On Main Street, Beggars' Banquet, всякие там Tumbling Dice и тому подобное. Нравится сольный Ричардс любых времен, по-моему, он поет лучше, чем Мик, да и ведет себя на сцене достойнее. Меня как-то греет тот факт, что они до сих пор вертят этот мир. 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...