Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Хаапасало, Козловский и Серебряков встретили Лилит

Фильм «Гольфстрим под айсбергом» снят для тех, кто ностальгирует по советскому кино из жизни Европы, воссозданной в пригородах Ленинграда
0
Хаапасало, Козловский и Серебряков встретили Лилит
Кадр из фильма «Гольфстрим под айсбергом». Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пожелание американских прокатчиков — «лучше пусть ваш фильм будет на 30 минут короче, чем на пять минут длиннее» — применимо ко многим показанным на 34-м Московском кинофестивале картинам, но прежде всего к одному из российских участников конкурса: «Гольфстрим под айсбергом». Хотя тут пятью минутами перебора дело явно не ограничилось.

На 45-й минуте в кадре появился абсолютно голый Вилле Хаапасало (вид сбоку) — сначала один, потом в окружении одалисок. До этого момента сюжетно в картине, строго говоря, ничего не происходило: длилась лишь классическая интродукция, за время которой герой главного финского актера России — живущий в XVII веке торговец картинами и «ювелиркой» прибыл из Риги в замок некоего европейского ценителя искусств (Юрий Цурило в длинноволосом парике).

В зачарованном замке помимо прислуги, одалисок (впрочем, они, вполне возможно, герою Хаапасало мерещатся) и самого хозяина проживают его глупо хихикающая дочь (Екатерина Вилкова) и некая загадочная дама, в которой читавшие аннотацию к фильму без труда распознают первую жену Адама Лилит.

Именно лишающая мужчин покоя и рассудка, сыгранная разными актрисами Лилит и является связующим звеном повествования — от XVII века к XIX веку, а затем и в наши дни. Мужчины, которые становятся жертвами наваждения, — это Хаапасало, Данила Козловский и Алексей Серебряков, соответственно.

Сидевшие на премьере рядом с Серебряковым утверждают, что он ушел из зала еще на первой новелле, не дождавшись собственного появления на экране и сцены с Ксенией Раппопорт (Лилит из третьей, финальной части). То ли знаменитый российский актер уже видел картину, то ли не попал под ее обаяние.

Попасть же под обаяние произведенного Россией и Латвией мучительно, в течение 12 лет снимавшегося фильма могут, на мой взгляд, лишь те, кто любит, чтобы в кадре все было вычурно, красиво (как «делают нам красиво» в Большом театре), глубокомысленно, тягуче-тянуче. Кто ностальгирует по советскому кино из жизни Европы, воссозданной в пригородах Ленинграда, наконец, тот, кому интересны эротические фантазии немолодого мужчины.

Претензии автора сценария и режиссера Евгения Пашкевича на то, чтобы стать «Гринуэем для бедных», очевидны и кому-то, возможно, кажутся заслуживающими уважения. К этой категории относится, по всей видимости, та часть отборщиков ММКФ, что решила включить фильм в программу. Остальных присутствие «Гольфстрима под айсбергом» в основном конкурсе повергло скорее в изумление. Впрочем, поводов для изумления нынешний Московский фестиваль и без того предоставляет немало.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...