Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Добужинский в семейном кругу

Выставка малоизвестных рисунков открывает двери в домашние покои художника
0
Добужинский в семейном кругу
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Показ почти 200 рисунков Мстислава Добужинского в московской галерее «На Ленивке» — событие не только для коллекционеров и ценителей графики. Выставка «Семейный альбом» открывает нового художника.

Большая часть работ — из так называемого пражского архива, оставленного в чешской столице в конце 1930-х, накануне эмиграции художника из Европы в Америку. В течение многих лет Добужинский (1875–1957) пытался заполучить этот архив обратно. Он был ему особенно дорог. Большую часть составляли семейные рисунки 1900–1910 годов, сделанных в буквальном смысле слова для себя. Сцены из семейной жизни, портреты жены и дочерей, в том числе умершей в возрасте 18 лет Варвары.

Некоторые рисунки подробно датированы самим автором. Но дни, которые он порой так тщательно указывает на листах, отсутствуют на этикетках. Наиболее чутким к деталям зрителям приходится вчитываться в надписи на графических листах.

Добужинский предстает здесь лириком, мягким, с нежностью наблюдающим или даже подсматривающим за своими персонажами автором. Обычно его принято считать суховатым и жестковатым стилистом, больше всего на свете увлеченным линией. Но, глядя на семью, размягчается даже тиран.

Впрочем, тираном Добужинский не был. Он был трудягой. Всю жизнь что-то иллюстрировал, от «Мира искусства» и сатирических журналов эпохи первой революции до книг Достоевского, Ремизова и даже Олеши, ставил спектакли, успел в 1914 году поработать и для «Русских сезонов» Дягилева. Как и многих педантов, его раздражала финансовая неразбериха, царившая в дягилевской бухгалтерии (последней, в общем-то, и не было). Добужинский, не имевший подписанного контракта и работавший на честном слове, с трудом получил деньги за сделанные им декорации для «Бабочек» и «Мидаса» и больше уже о сотрудничестве не думал.

С другой стороны, его театральная эстетика 1920-х могла бы показаться Дягилеву слишком консервативной. Об этом свидетельствуют и показываемые сейчас в галерее «На Ленивке» эскизы к «Кромвелю» 1921 года. Но именно театр стал основным источником его существования, в каком-то смысле мир сцены уберег его от невзгод истории. В 1931 году Добужинский стал главным художником Литовского государственного театра, а перед началом Второй мировой войны он с труппой Михаила Чехова уехал на гастроли в Америку, где и провел 1940-е.

Из Америки он пытался вытащить архив, оставленный им в Праге у друзей.

Возврат работ проходил медленно, часть работ пришлось передать в чешские музеи. В итоге лишь наследники художника получили полностью этот архив, состоявший в основном из набросков, выполненных дома, а также фотографий. Несколько лет назад на лондонском аукционе их купила коллекционер из Москвы. Фрагменты собрания уже показывали публике, сейчас оно впервые выставлено полностью.

К выставке вышел полноценный каталог, где воспроизведены все работы, сопровождаемые обстоятельной статьей В.С. Турчина. Публикация такого каталога превращает даже рядовую выставку в событие музейной жизни. Увы, только частные галереи могут себе позволить постоянно выпускать каталоги к выставкам — в качестве примера можно привести продукцию угнездившегося на «Винзаводе» «Проуна». Галереи же муниципальные, как отличающийся отменными проектами, например, московский «Ковчег», и даже государственные музеи выпускают каталоги далеко не ко всем экспозициям.

Между тем отсутствие каталога — это даже не отсутствие программки к спектаклю или субтитров к фильму. Выставка открылась и закрылась, и только несколько сотен наиболее внимательных зрителей могут вспомнить о ней спустя год. Каталог же придает выставке осмысленность, позволяет и понять замысел куратора, и сохранить для истории все детали однажды придуманной идеи.

Случай Добужинского в галерее «На Ленивке» — особый, здесь показывают уже сформировавшуюся коллекцию. Это не отменяет ценности вышедшего к вернисажу альбома. Коллекция, скорее всего, распылится со временем. О былой идиллии предстоит напоминать только книге.

Выставка продлится до 31 мая.

Комментарии
Прямой эфир