Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Происходящее в стране проще всего описать в форме советского штампа: нефть стоит  $110 за баррель, но это не радует простых россиян. Хлеб есть, зрелищ хоть отбавляй, а счастья народного не наблюдается. Оно и понятно. Сейчас едва ли не впервые можно точно ответить на гоголевское «Русь, куда ж несешься ты?» — а никуда. Стоит на месте Русь, если не брать в расчет вялые колебания вместе с ценами на коктейль Urals.

Могло быть хуже, скажете вы в порядке дискуссии. Ну конечно, могло. Только кому и когда удавалось это объяснить? Сколько ни перечисляй предотвращенные теракты, людская память сохранит только те, что состоялись и принесли ужасные жертвы. Сколько ни рассказывай, как правительство подавляло аппетиты олигархов, в ответ получишь список блатных контрактов. Сколько ни доказывай, что сокращение армейской службы на год — мероприятие для России тектоническое, СМИ будут ежедневно описывать случаи дедовщины и подрывов на фугасах.

Так уж устроено общественное сознание — оно не склонно к анализу статистики, ему подавай яркие образы и понятные примеры. И уж так получилось, что общество в результате потеряло ориентиры, а с ними и драйв. Вместо движения к ясной цели наблюдаются апатия и цинизм, как у гаишников, какую профессию ни возьми.

Стоматолог заинтересован не санировать вас, а сбывать на постоянной основе порошок из акульего плавника и прочие чудо-снадобья. Учитель не учит тинейджера, а обеспечивает себе клиента на репетиторство. Рабочие тупо пьют горькую, потому что из безнадеги всё равно не выберешься. Даже буза на Болотной, при всей яркости картинки, не выглядит движением вперед, ведь конструктивной программы нет.

Что может сделать со всем этим Владимир Путин, заступая на третий срок дежурства по стране? Да к тому же планируя такие дела, как, например, перемещение России за шесть лет со 120-го места в рейтинге Всемирного банка «Ведение бизнеса» на 20-е? Задача крайне непростая — это же пол-Европы опередить. Правительству отвели на составление плана мероприятий по ее решению более трех месяцев, давайте не будем мешать ему работать. Пока же можно перечислить только некоторые рычаги, которые находятся в руках лично нового президента.

В его власти переломить стереотип, который охватил уже всю верховную элиту, — что поступить в соответствии с пожеланиями общественности означает проявить слабость. Но разве мы проявляем слабость перед дождем, когда надеваем плащ или берем с собой зонтик? Можно часами гордо стоять под ливнем — только простудишься. Можно награждать Центризбирком на фоне сообщений о массовых нарушениях — только получишь Болотную. Можно терпеть ненавистных народу министров — получишь снижение популярности. Да дело даже не в рейтингах. Разве считается лидер слабым, если он выражает интересы слоев своего общества? Иногда большинства, иногда меньшинства — это вопрос искусства. Важен общий принцип.

Первый стереотип тесно связан с другим — что можно бесконечно тасовать одну и ту же колоду лично преданных руководителей, не подвергая их изгнанию из номенклатуры даже за явные провалы и поощряя, напротив, сделанные по знакомству феерические карьеры их детей. Теоретически-то можно. Только тогда не нужно удивляться торжеству принципа Питера во всей руководящей обойме и росту уныния в обществе относительно социальных лифтов. Работает тот же феномен общественного сознания. Вы можете сколько угодно приводить данные статистики, что на одно блатное назначение приходится сотня карьерных взлетов талантливых селф-мейдов — общественность поверит яркому контрпримеру. Ну вот, опять все схвачено, решит она и пойдет в кабак или протестовать на улицу.

Опять же вопрос — а как с такими руководителями выходить на заветное 20-е место? Мало того что на себестоимость российского товара ложатся холода, расстояния, охранники, ужасные налоги и коррупционная составляющая, так мы еще своими руками добавляем некомпетентность менеджмента, не будучи в силах отказаться от услуг своего человека, не раз доказавшего верность. Но можно ведь рассуждать и иначе. То, что он неэффективно работает, расценивать как подставу шефу. Мы собрались за шесть лет повысить производительность труда в среднем по стране на целых 40% — как же можно подводить товарищей? Да и по-человечески понятно, что переживать за не справившегося уволенного не нужно. Ему дали редкий шанс, он руководил, стал влиятельным и богатым человеком, но вот на постоянной основе стать владычицей морскою (варианты — сибирскою, дальневосточною) — не перебор ли?

И третий общественный стереотип, который вполне можно переломить, — что крутость это синоним ловкости, наглости и подхалимства, а ремесленные навыки ничего не стоят. Вас не коробят, к примеру, улюлюканье и насмешки над «Булавой» и космическими аппаратами? Да еще со стороны людей, которые уверены, что айфоны растут на деревьях. А ведь сейчас действительно нет ни одного известного на всю страну специалиста-ремесленника вроде выдающегося геолога Фармана Салманова (недавно исполнилось пять лет со дня его смерти).

История Салманова прекрасна. Его послали искать нефть в Кузбассе, а он сбежал в Западную Сибирь, потому что был уверен, что искать надо там. Его чуть не посадили, но он пробурил невдалеке от Сургута дырку в земле, и оттуда забил фонтан. После чего Хрущев получил телеграмму: «Я нашел нефть. Вот так. Салманов». Наилучший вид дерзости, согласитесь. Так почему бы сейчас не дать старт новому технократизму? И прежде всего — раз уж государственные СМИ до сих пор не приватизированы и слушаются команд из Кремля — не поручить им росчерком пера искать современных салмановых?

Их обязательно нужно найти. Без них выйти на 20-е место будет вряд ли возможно.

Автор — главный редактор газеты «Известия»

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир