Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Рисование для меня схоже с музицированием: иногда не знаешь, что получится в итоге»

Сергей Воронов — о духе Свободы и Любви, непредсказуемости творческого результата, неизменной лени и среде обитания
«Рисование для меня схоже с музицированием: иногда не знаешь, что получится в итоге»
Сергей Воронов. Фото: Игорь Ягубов
Озвучить текст
Автосекретарь
beta
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня, 16 марта, в московском клубе «Трамплин» открылась выставка московского музыканта Сергея Воронова. Лидер группы CrossroadZ, один из лучших российских блюзовых музыкантов рисует и фотографирует уже давно, но лишь сейчас ему поступило такое предложение выставиться, от которого он решил не отказываться. Накануне выставки Сергей Воронов встретился с корреспондентом «Известий». 

— Я слышал, что ваше увлечение живописью не случайно — в юности вы планировали поступать в художественный вуз.

— Живопись — громко сказано. Рисование — более подходящее слово. Что-то из моих работ можно назвать мазней, что-то графикой. Для определения жанров есть люди с загадочной профессией критика, которые точно знают, что хотел или смог сказать художник. Действительно, я планировал поступать в художественную школу, а потом и в вуз, но у Вселенной насчет меня оказались другие планы.

— В то время художники и вольнолюбивый народ вроде хиппи нередко смыкались. Насколько для вас был важен дух этой свободы, момент пересечения этих плоскостей?

— Дух свободы был и остается для меня самым важным во всем, что я делаю. Свободы и любви.

Примеров, когда музыкант оказывается неплохим художником, множество — Джон Леннон, Дэвид Гилмор, Ронни Вуд, Андрей Макаревич, Алексей Романов. Есть ли в этом какая-то закономерность?

— Мне кажется, что художник в широком смысле этого слова может проявить себя в любом творчестве, это необязательно музыкант, который рисует или наоборот. Вспомним Да Винчи или Пушкина.

— Макаревич сказал, что музыка и архитектура схожи законами гармонии. 

— Не знаю, архитектуру, ровно как и музыку, я не изучал (смеется).

Свою сольную пластинку IRONY вы посвятили женщинам, которых любили. Есть ли работы-посвящения среди тех, что представлены на выставке?

Вдохновение приходит (в моем случае) в разных ситуациях. Один из источников вы назвали, ведь любовь или ее потеря — всегда мощный толчок к творчеству. Рисование для меня схоже с музицированием: иногда не знаешь, что получится в итоге. Фото — это фиксация момента, чаще всего не созданного тобой, но увиденного твоими глазами, интересного для тебя.

Для написания песен вам необходимы гитара и, вероятно, одиночество. Что необходимо вам, как художнику или фотографу: какое-то особое состояние, пребывание в какой-то определенной точки планеты, присутствие рядом каких-то людей?

— Музыка приходит в голову и днем, и ночью, в тишине и шуме, главное — не полениться и зафиксировать — и потом в одиночестве или с другими музыкантами доделать все до конца. Для фотографии и рисования нужны (опять же для меня) орудия производства и снова отсутствие лени.

— Вы живете в Сивцевом Вражке, в самом центре старой Москвы. Насколько в своем творчестве вы зависите от места проживания?

— С одной стороны, мне здесь привычно и комфортно, с другой — это не значит, что сочинять, рисовать или фотографировать я могу только здесь. Импульс важнее места обитания.

Некоторые музыканты сами оформляют свои пластинки. Говорят, с оформлением той же IRONY cвязана какая-то забавная история.

— Всегда старался приложить к этому процессу руку, и вот с IRONY так получилось: как-то не спалось мне, и я сдуру в 7 утра решил погладить рубашки — надо сказать, что получилось так себе. И я вдруг решил сфотографировать себя с утюгом. Потом скинул фото с телефона в компьютер и долго изголялся над карточкой: в результате сделал постер для фильма ужасов под названием IRONY (iron по-английски в том числе утюг). Картинку, на которой был изображен «маньяк с утюгом» в черно-красных тонах, я отправил моему продюсеру Крису Кимси в Лондон — это было вскоре после сведения тогда еще безымянного диска. Отправил ему лишь потому, что он, как носитель языка, должен был врубиться в игру слов. А он отвечает: «Отличная идея, Сергей! Так и назовем!» Я ему пишу, мол, ты о чем?? А он мне: «Как это о чем?! Ты придумал клевое название для альбома!» Потом в Москве я настоял на утюгах в оформлении диска.

— Действительно забавно. А почему так долго тянули с выставкой?

— Я никогда не решаю, что что-то должно произойти именно сегодня и сейчас. Все идет своим ходом. Конечно, с точки зрения рацио в этом кроется и небольшая проблема: можно было сделать раньше, тогда бы... Ну и дальше жалеть об упущенных возможностях. Но это — не про меня (смеется).

— Место для выставки странное вы выбрали — между клубом и баром.

— Лично меня это вообще не смущает. Неформальность — мое второе имя.

Открытие выставки и концерт CrossroadZ состоятся 16 марта в клубе "Трамплин".

Комментарии
Прямой эфир