Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Россия хочет реформировать БДИПЧ

Российская сторона будет пытаться изменить принципы работы Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, наблюдатели которого критически оценили думские и президентские выборы в России
0
Россия хочет реформировать БДИПЧ
Фото: Максим Поляков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Председатель Российского общественного института избирательного права (РОИИП) Игорь Борисов не оставляет надежды добиться от миссии БДИПЧ ОБСЕ форм наблюдателей, в которых они фиксировали замеченные ими нарушения. К инициативе РОИИП с письменными запросами присоединились неправительственная организация «Гражданский контроль», а также член Общественной палаты Георгий Федоров, перечисляет Борисов. В качестве адресатов были указаны глава БДИПЧ ОБСЕ Янез Ленарчич, руководитель миссии в России Хайди Тальявини и представитель миссии Парламентской ассамблеи ОБСЕ Тонино Пикула. Подобные запросы направлялись и после парламентских выборов, однако в доступе к запрашиваемым данным Борисову тогда  было отказано.

— Мы направили письма во все инстанции, где можем рассчитывать на получение какого-то ответа. Пока ответов не получили, — констатирует в разговоре с «Известиями» Борисов. Отсутствие реакции со стороны адресатов вызывает у него возмущение: «Даже заинтересованным организациям не предоставляют информацию».

В российской ассоциации «Голос» считают, что претензии к БДИПЧ необоснованны.

— Россия занимает политическую позицию с целью каким-то образом повлиять на БДИПЧ, чтобы скорректировать то, что они пишут, придумать такие правила, по которым в Россию не будут направляться наблюдатели или их будет очень мало. Особенно долгосрочное наблюдение, которое максимально опасно для ЦИК. Это по-моему очевидно, — считает заместитель исполнительного директора ассоциации Григорий Мельконьянц.

Обращения российских общественников, скорее всего, вновь останутся без удовлетворения, полагает посол по особым поручениям МИД России Анвар Азимов. По его мнению, логику и правомерность в отказе проследить всё же можно.

— Наши общественные институты естественно вправе просить и требовать от них, но результат вряд ли будет положительным. Они вновь уйдут от того, чтобы предоставлять какие-либо публичные документы и даже их копии. Это противоречит их методологии, — отмечает в разговоре с «Известиями» Азимов.

Как в такой ситуации добиться положительного ответа на запросы от российских общественников? Здесь позиции собеседников «Известий» похожи по своей сути, но расходятся в принципах достижения цели.

Глава РОИИПа называет наблюдателей из БДИПЧ, с которыми в последние годы конфликтует ЦИК, «одной из самых секретных миссий». И противопоставляет их открытости приглашенных ведомством Владимира Чурова по предложению РОИИПа  экспертов из западных стран (они, кстати, признали выборы соответствующими демократическим принципам и прошедшими согласно нормам российского законодательства). Эти эксперты по примеру БДИПЧ заполняли формы во время посещения участков и, по словам Борисова, эти документы находятся в свободном доступе в Сети.

Игорь Борисов считает, что «в таком виде организация существовать не может» и ее необходимо реформировать. Он намерен добиваться этого вплоть до обращения в Страсбургский суд.

— Мы идем по пути выполнения всех процедурных моментов для обращения в ЕСПЧ. Думаю, мы эту организацию немножко поправим в ее деятельности, чтобы она способствовала развитию демократии, а не выполняла задачу по участию во внутреннем политическом процессе, — заявляет глава РОИИП.

В МИДе настроены более миролюбиво и готовы решать возникшие вопросы путем диалога. По словам посла по особым поручениям Анвара Азимова, который курирует вопросы международного наблюдения, уровень взаимодействия с БДИПЧ по сравнению с предыдущими годами значительно вырос. А их последние отчеты, несмотря на присутствующую предвзятость, подготовлены более объективно, нежели раньше.

Тем не менее Россия действительно предлагает поставить вопрос о реформировании самого института миссии БДИПЧ. Что вызывает претензии в дипломатическом ведомстве?

В первую очередь это касается решения о направлении миссии, а именно ее формата: это может быть только экспертная миссия или же долгосрочные наблюдатели. Или решение полномасштабной миссии, включающей краткосрочных контролеров, говорит Азимов. Также речь идет о формах наблюдателей и предоставлении информации о конкретных нарушениях.

— Мы хотели бы, чтобы был набор критериев, на основе которых государства — участники ОБСЕ, а не БДИПЧ решали, в каких государствах разворачивать какие миссии. А также общая методология, под которыми мы подписались бы. Идеально, чтобы это было принято коллективным органом — постоянным советом, а не на основе внутренних инструкций БДИПЧ. Их аргумент, что БДИПЧ является автономной организацией, для нас не срабатывает. Россия является одним из «пайщиков» ОБСЕ, а БДИПЧ — одним из институтов, — подчеркивает Азимов.

По его словам, то, что в страны Восточной Европы обычно направляются полномасштабные миссии, а в страны «западнее Вены» — ограниченное число наблюдателей, свидетельствует о наличии двойных стандартов в подходах.

Комментарии
Прямой эфир