Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Константин Богомолов представил шекспировскую версию Второй мировой

Участники спектакля «Лир» обошлись с первоисточником без лишних церемоний
0
Константин Богомолов представил шекспировскую версию Второй мировой
Сцена из спектакля «Лир». Фото: Виктор Васильев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После досадного провала «Турандот» в театре Пушкина (постановка прошла всего восемь раз и была снята по просьбе актеров) московский режиссер Константин Богомолов устроил полигон для испытаний на сцене петербургского театра «Приют комедианта».

В сентябре он выпустил  в городе на Неве премьеру «Лира», а на днях привез свое детище на гастроли в Москву. В течение двух дней и одной ночи спектакль с аншлагом шел в Театральном центре на Страстном.

По слухам, премьера в Петербурге напоминала историю с вышеупомянутой московской «Турандот» — до финала трехчасовой провокации по мотивам Шекспира досидела треть зала.

«Нерезиновая» приняла петербуржцев как родных. Ко всему привычный столичный театральный люд, стойко и, можно сказать, бесстрастно наблюдал за героями спектакля, хотя постановщик постарался затронуть рекордное количество табуированных тем.

Начал с самой модной — всласть поглумился над Великой Отечественной. У Богомолова есть концепция, что нашей стране не грозит конец света, потому как мы пережили его в 1941–1945 годы, «когда из людей варили мыло и трупами мостили дорогу к Берлину» (свою позицию он предусмотрительно изложил в программке).

Режиссер заставил героев «Лира» жить по законам военного времени, а для остроты приправил полученный «коктейль Молотова» ницшеанством и фашизмом.

Изгнанная Лиром за заздравный тост «Папа, умри вовремя!» Корделия во втором акте возвращается бомбить родину в форме немецкого летчика вместе с женихом Заратустрой. А ее сестры Регана и Гонерилья носят на головах вместо касок ночные горшки и не выпускают из рук православные иконы.

Не обошлось и без стандартного набора откровенных сцен. Лир насилует резиновую куклу микрофоном, рядовой Эдмонд занимается оральным сексом с пистолетом генерала Корнуэлла, а старика Глостера ослепляют при помощи штопора. Глаза, естественно, со свистом вылетают на пол.

Так веселей — недаром Богомолов настаивает, что сочинил спектакль в жанре черной комедии. Временами на сцену смотреть действительно смешно. Например, когда советский правитель Лир после встречи с европейским послом кричит своей свите: «Я давно вам говорю, учите иностранные языки, а то сидим, как м..ки!»

Бесполезно спрашивать при чем здесь, собственно, Шекспир. От истории престарелого диктатора, которого предали родные дочери, режиссер оставил рожки да ножки. Зато вложил в уста героев «Лира» текст Ницше («Так говорил Заратустра»), стихи Пауля Целлана, текст Откровения Иоанна Богослова и залихватский мат.

Мужские роли отдал актрисам, женские — актерам. В центр композиции поместил актрису «Табакерки» Розу Хайруллину, которая сыграла Лира вредноватым гномиком, крошкой Цахесом, страшным и жалким, смешным и трогательным. И очень советским.

Из всего этого «великолепия» получилось эстетское театральное полотно. Или претенциозная антисоветская рефлексия с запашком. Это уж как посмотреть.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...