Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

ГМПР за четыре года: итоги

Основное недовольство работников отрасли вызывает низкая зарплата
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Модернизация – необратимый процесс в горно-металлургической отрасли вне зависимости от того, когда Россия наконец вступит в ВТО. Об этом говорили участники VII съезда Горно-металлургического профсоюза России (ГМПР), который проходил в Москве с 25 по 27 января и собрал более 600 делегатов. Речь шла как об обновлении оборудования и технологий, так и о самих кадрах, которым предстоит переучиваться. А промышленникам – решать вопрос с ростом зарплат и гарантиями соцобеспечения.

На сегодняшний день ГМПР остается одним из наиболее многочисленных проф­­союзов страны. В его составе более 70% работающих на предприятиях горнодобывающей промышленности, черной и цветной металлургии. Но, как и в большинстве индустриально развитых стран, в России уже давно наметился определенный спад среди желающих вступать в профсоюзы. На момент распада СССР в профсоюзах страны состояло приблизительно 60–62 млн человек. По данным Росстата, промышленность за годы реформ потеряла больше трети занятых на производстве активистов профсоюзов, а оставшиеся в этих структурах работники зачастую разочаровываются в этих общественных организациях. А по мнению части трудящихся, социальную поддержку им оказывают не профсоюзы, а руководство предприятий.

Проблем еще много

Даже несмотря на подъем металлургической отрасли в посткризисный период, тенденция сокращения членов профсоюза сохранилась. В 2010-м из ГМПР по разным причинам вышло порядка 18 тысяч человек, в 2011-м – еще 11,5 тысячи. Правда, следует учесть, что в целом по отрасли за последние четыре года численность работающих уменьшилась на 145 тысяч человек (в результате сокращений персонала в связи с выводом из эксплуатации устаревших мощностей, с выходом на пенсию и т. д.). Тревожный факт для руководства профсоюза: более 14 тысяч горняков и металлургов не вступили в организацию по собственному желанию.

Причин видится несколько. Прежде всего сказывается недостаточная работа с приходящими на предприятия работниками. На этом сделал акцент Михаил Тарасенко, председатель ГМПР, в своем вступительном слове на съезде. По его мнению, текущая ситуация с уменьшающимся количеством членов профсоюза стала результатом отсутствия работы самого профсоюза на вновь создаваемых предприятиях и производствах. «А это, как правило, регионы, где у нас нет территориальных организаций, – уточнил Тарасенко. – В числе других причин и проблема вывода непрофильных активов, предназначенных для сервисного обслуживания основного производства, что раскрывается таким емким понятием, как аутсорсинг. Естественно, что в профсоюзах он никому не нравится, в наших российских условиях, как правило, не улучшает, не оптимизирует, а осложняет управление производственной деятельностью».

Выступающие отмечали растущие претензии персонала: выросло число работников, которые считают, что заслуживают заработную плату вдвое выше текущей. Резко увеличилась конфликтность по вопросам социальных льгот и гарантий при заключении коллективных договоров. «На протяжении многих лет у нас недостаточными темпами решается одна из серьезнейших проблем: за равный труд при равной квалификации должна быть и приблизительно равная оплата, – обеспокоен Алексей Безымянных, заместитель председателя ГМПР. – Сегодня существует значительный разрыв в оплате труда между предприятиями «Магнитки», «Северстали», НЛМК, «Русала» и такими, например, как Гурьевский, Златоустовский металлургические комбинаты, Нижегородский металлообрабатывающий завод, «Амурметалл». Бизнес, пришедший в металлургию, должен нести ответственность за развитие предприятия, доведение его до общепринятых стандартов».

Тенденцию роста недовольных условиями оплаты труда в отрасли подтверждает и аналитический доклад, подготовленный Институтом социологии РАН при поддержке ГМПР и Российской ассоциации политической науки. В ходе опроса почти полутора тысяч человек летом прошлого года о недовольстве размером доходов заявил 71% опрошенных (в 2007 году – 68% и 64% – в 2003-м). Зато респонденты положительнее стали оценивать другие составляющие профсоюзной работы: условия труда, соблюдение и защиту прав работников, возможности качественного переобучения, повышения квалификации, соблюдение норм охраны труда, техники безопасности, общего порядка на предприятии.

По итогам отчетного четырехлетия ГМПР ставит себе в заслугу значительное увеличение номинальной средней зарплаты в отрасли. В начале этого года она достигла 40 тыс. руб. «Казалось бы, радоваться надо, в кризисных условиях удалось достичь намеченного, – говорит Михаил Тарасенко. – Но если быть чест­ными, то в целом по Российской Федерации темпы роста заработной платы оказались выше, чем у нас: в 1,73 раза против наших – в 1,64. С учетом инфляции рост реальной зарплаты составил всего лишь немногим более 14%. А в сопоставлении с возросшей величиной прожиточного минимума, расходов на ЖКХ и общественный транспорт покупательная способность заработанных денег даже снизилась на 3%». В то же время прибыль у большинства предприятий сохранялась даже в кризисном 2009 году и составила в целом по отрасли 294 млрд руб.
Из-за ощутимого оттока работников из профсоюза уменьшился и его бюджет. По оценкам экспертов, поступления членских взносов снизились более чем на 27 млн рублей в год и уже привели к серьезному дефициту. И если не будет найдено решение, итогом станет дальнейшее сокращение программ обучения профсоюзных активистов. А отрасли и организации сегодня необходимы, например, молодые профессионалы-органайзеры, профсоюзные организаторы в «первичках». Затраты только на их подготовку (по усредненным подсчетам) составят не менее 30 млн руб.

В скором времени

В программе ГМПР на 2012–2016 годы, утвержденной на съезде, множество планов. Среди них, например, увеличение зарплаты низкооплачиваемым категориям работников. Разрыв между уровнями оплаты их труда и высококвалифицированных работников должен быть приближен к европейским нормативам. Программа предусматривает и участие ГМПР в законотворческом процессе, анализе проектов законов, ориентированных на регулирование социально-трудовых отношений, и т. д. Среди основных задач в этой сфере – обеспечить социальную защищенность работников, упростить процедуры проведения забастовок, вернуть профсоюзным органам право обращаться с исковыми требованиями в суды для представления интересов членов профсоюза без оформления доверенностей.

ГМПР озвучил планы по противодействию распространения «заемного труда». Центральный совет профсоюза собирается активно способствовать продвижению законопроекта о его запрете. Заемный труд на предприятиях – это, считай, использование рабочей силы гастарбайтеров, уменьшение как размера зарплат, так и числа вакансий для россиян. Кстати, по данным Федерации независимых профсоюзов России, в настоящее время на российском рынке задействовано более 70 тыс. «заемщиков».

Cправка
В составе ГМПР 26 территориальных организаций, в том числе 4 республиканских, 6 краевых, 14 областных, Ленинградская (Санкт-Петербургская) территориальная, Московская городская организации и 49 первичных профорганизаций, выходящих на ЦС ГМПР. В Амурской и Орловской областях введены уполномоченные ЦС профсоюза.


Модернизация в вто

На многих крупных металлургических предприятиях процесс подготовки к вступлению в ВТО начался еще несколько лет назад. По международным стандартам была проведена сертификация СМК, полностью либо частично были модернизированы ведущие предприятия черной и цветной металлургии. Так, на Таганрогском металлургическом заводе введен в эксплуатацию трубопрокатный стан PQF, на «Магнитогорском МК» установлен комплекс по производству толстолистового проката «Стан-5000», а на Первоуральском НТЗ заработал современный электросталеплавильный комплекс по выпуску трубной заготовки. Видя обратную сторону подготовки к вступлению в ВТО, некоторые участники профсоюзного движения еще 5 лет назад высказывали мнение, что глобальная модернизация предприятий может существенно сократить число рабочих мест.

«Я думаю, что вступление в ВТО положительно скажется на нашей отрасли, – считает Александр Афанасьев, председатель профсоюзной организации компании «Северсталь». – Сокращение рабочих мест так или иначе неизбежно. В первую очередь необходимо повышать производительность труда и доходы работников отрасли. А без нового технического оснащения этого добиться практически невозможно. В задачи нашего профсоюза будет входить трудоустройство тех, кто освободит свое рабочее место в результате автоматизации процессов». Модернизация, по его словам, не происходит одномоментно. После принятия решения об автоматизации какого-либо участка на производстве проходит определенный срок, за это время вполне возможно трудоустроить или переквалифицировать попавших под сокращение».

«Процесс по вступлению в ВТО был долгим и еще не закончился, – уверен Виктор Швецов, представитель Братского алюминиевого завода. – Замена оборудования на более современное проходит на предприятии уже давно. Мы готовились к вступлению в ВТО заранее. Введены новые бизнес-модели обучения кадров, внедрены новые программы. У нас реализовано уже более сотни проектов по модернизации предприятий, которые заметно облегчили ручной труд металлургов. Технологический процесс производства алюминия на нашем заводе полностью компьютеризирован. Например, специалист может прийти и посмотреть основные параметры электролизера и внести корректировку с помощью мобильного телефона со специальным программным обеспечением. Все это происходит в автоматическом режиме. Модернизация – необратимый процесс в отрасли и без вступления в ВТО».

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...