Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Вишневый сад«, похожий на Чернобыль

На сцене Парижской оперы Фирс спел женским голосом, а Шарлотта Ивановна — мужским
0
«Вишневый сад«, похожий на Чернобыль
фото: предоставлено пресс-службой Парижской оперы
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На сцене парижской Оперы-Бастилия состоялась премьера оперы «Вишневый сад». Ее сочинил известный французский композитор Филипп Фенелон, либретто российского литератора Алексея Парина. 

Спектакль поставил француз Жорж Лаводан после того, как взяться за дело «не рискнул» модный отечественный режиссер Дмитрий Черняков. Все ведущие партии исполняют российские певцы, за исключением роли Раневской, в которой выступает родившаяся в Казахстане гречанка Елена Келесиди.

Чеховский шедевр авторы подвергли кардинальной ревизии. Из всей пьесы выбран только третий акт,  который начинается сценой бала. Некоторым персонажам вроде студента Пети Трофимова  места в  новом опусе не нашлось. Напротив, на сцене появляется «оживший»  Гриша — утонувший сын Раневской. Время от времени на сцену выпархивает балерина в пачке, которая явно не находит себе места среди остальных персонажей.

59-летний Филипп Фенелон, автор семи опер, сочинил для «Вишневого сада» музыку, мало созвучную чеховской атмосфере.

— К сожалению, недостаточно заставить петь героев великого русского драматурга, чтобы создать музыкальный эквивалент его напряженного психологического мира, — констатирует парижская критика.

Видимо, для придания большей  «русскости» своему произведению  французский композитор щедро цитирует наших композиторов — от Мусоргского до Шостаковича и Щедрина. Удачно введен хор девушек, собирающих вишню. Они «душевно» исполняют русские народные песни и песни на стихи Блока, Бунина и Полонского.

Хороши в своих партиях солисты Большого театра Марат Гали (Гаев) и Анна Крайникова (Варя).  В роли мальчика Гриши трогательна Александра Кадурина из московской Новой Оперы. В партии немки-гувернантки Шарлотты Ивановны неожиданно звучит бас Миши Шеломянского.

Едва ли ни центральным персонажем оперы стал  почти бесполый Фирс (Ксения Вязникова). И опера вопреки чеховскому оригиналу заканчивается его неожиданной фразой, обращенной к Раневской и Гаеву: «Станем втроем вечность коротать».

К сожалению, сама постановка статична, холодна и слишком рациональна. Пожалуй,  самым неудачным ее моментом оказались декорации француза Жан-Пьера Вержье. Он, понятное дело, во избежание банальности не мог изобразить на сцене собственно вишневые деревья или разные яблони с березками, но декоратор установил гигантские растения, напоминающие платаны.

Они больше похожи на сибирский лес, пострадавший из-за близости Чернобыля, — иронизирует газета «Монд»,  — чем не ухоженный помещичий сад.

Композитор, однако, уверен в своем детище: 

— Зачем опере быть популярным массовым зрелищем? — сказал «Известиям» накануне премьеры Филипп Фенелон. — Это же не шансон  и не телевизионное шоу. Мир оперы особый, в него нельзя просто так войти и его понять. Но она совсем не для избранных. Часто приходят люди случайные, которым опера сразу нравится.

Автор оказался прав. Парижская публика, среди которой было немало наших соотечественников, приняла оперу очень тепло.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...