Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Директору школы Кудоярову вкололи не тот препарат

Тюремные медики поставили арестанту неверный диагноз и лечили его другим лекарством
0
Директору школы Кудоярову вкололи не тот препарат
Похороны Андрея Кудоярова. Источник: LIFE NEWS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В громком деле о гибели в столичном СИЗО «Пресня» от инфаркта директора московской школы № 1308 Андрея Кудоярова появился принципиально новый поворот. Судмедэксперты считают, что тюремный фельдшер вколол больному арестанту препарат допамин, от которого ему стало только хуже.

Кудояров, обвиняемый в получении взятки за зачисление ребенка в школу, скончался 8 октября в фельдшерском пункте СИЗО № 3 от обширного инфаркта миокарда. Его смерть вызвала широкий резонанс. Представители ФСИН сразу же заявили, что их медики сделали все для спасения Кудоярова, однако Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности».

По данным «Известий», специалисты Главного государственного центра судебно-медицинских криминалистических экспертиз считают иначе. Согласно их заключению (имеется в распоряжении «Известий»), в СИЗО Кудоярову поставили неверный диагноз, поэтому, когда у него случился инфаркт, фельдшер использовал для его спасения совсем другое лекарство.

Как следует из документа, врачи трижды осматривали Андрея Кудоярова за время нахождения в СИЗО. 23 мая 2011 года ему поставили диагноз «артериальная гипертония под вопросом». 26 мая — «соматически здоров». 30 июня после жалоб на головную тюремные медики обнаружили у него артериальную гипертензию. После этого он прошел краткосрочный курс лечения. 

Однако, по мнению судмедэкспертов, Кудояров был болен миокардитом — воспалением сердечной мышцы, которое вызывают вирусные инфекции.

В 7 часов утра 8 октября 2011 года арестант вызвал к себе тюремного фельдшера и пожаловался на боли в сердце. Медик дал Кудоярову нитроглицерин и сделал электрокардиограмму. А дальше совершил несколько ошибок.

«Пациенту не был обеспечен постельный режим (согласно протоколу допроса, Кудояров сидел на кровати), не проводилось обезболивание (боль усиливает выброс гормона адреналина, что сопровождается увеличением зоны ишемии миокарда), не был дан аспирин для разжижения крови и был введен непоказанный препарат допамин», — говорится в заключении экспертов.

Как следует из экспертизы, показанием для введения допамина является снижение артериального давления. Однако у Кудоярова в тот день оно было в норме и составляло 140/90 мм. 

«В условиях отсутствия снижения артериального давления допамин может привести к значительному возрастанию возрастанию работы сердца, — говорится в документе, — что может усилить локальную и общую ишемию (недостаточное снабжение кровью) и отрицательно сказаться на функциональном состоянии миокарда».

После введения допамина, в 9 часов 10 минут состояние Кудоярова стало ухудшаться.  В 10 часов 10 минут врачи констатировали его смерть.

Однако судмедэксперты пока не выдвигают против тюремного фельдшера прямых обвинений. «Неполноценно оказанная медпомощь в СИЗО могла усугубить течение тяжелой патологии сердца», — отмечают они в своем заключении. И тут же добавляют, что «прогнозировать возможность предотвращения смертельного исхода затруднительно».

Доктор медицинских наук, анестезиолог-реаниматолог Алексей Старченко считает, что Кудоярову нельзя было давать препарат допамин.

— Если у человека было давление в норме и не было кардиогенного шока, то его нельзя было применять, — объясняет «Известиям» Старченко. — Допамин обычно назначается после серьезного обследования.

По мнению адвоката погибшего Владимира Козина, в смерти Кудоярова виновны не столько тюремные медики, сколько следователи и судьи, которые продляли постановления об аресте. 

— Мой подзащитный вообще не должен был находиться с таким диагнозом в СИЗО, и с ним нельзя было проводить никаких следственных действий, — объясняет «Известиям» адвокат. — Заключение экспертизы получилось противоречивым: эксперты считают помощь Кудоярову неполноценной, но тут же говорят, что он обратился за помощью поздно и помочь ему было нельзя.

По мнению правозащитника Валерия Борщева, гибель арестантов в СИЗО напрямую связана с низкой квалификации тюремных медиков.

— Если бы среди тюремных медиков был кардиолог, то Кудояров мог бы получить более квалифицированную помощь до приезда «скорой», — объясняет «Известиям» Борщев.

По его словам, 90% смертей в СИЗО связаны с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...