Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Джаз — во многом коллективное искусство»

Пианист Андрей Кондаков о студентах, клубах и стилевых ограничениях
0
«Джаз — во многом коллективное искусство»
www.jazz.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Во вторник Петербург сыграет дуэтом с Хельсинки: сразу в двух северных столицах начнется студенческий, уже четвертый по счету, фестиваль Close encounters. Молодые музыканты будут исполнять джаз и только джаз во всех его проявлениях, причем три дня подряд: с 31 января до 2 февраля. О вечно модной музыке и опыте сотрудничества с хельсинкской поп-джаз консерваторией корреспонденту «Известий» рассказал известный пианист, композитор, а по совместительству — худрук форума Андрей Кондаков.


— Андрей, как худрук фестиваля, расскажите: чем он интересен и какие залы или программы посетить необходимо?


— Наш фестиваль был организован с подачи хельсинкской консерватории. Главным связующим звеном тогда стал пианист Сергей Соколов и продюсер Марта Шмидт. И вначале это был скорее внутренний обмен студентов колледжа им. Мусоргского и консерватории Хельсинки. Сейчас проект растет, и в этом году наряду с финскими и русскими студентами мы услышим ребят из Франции и Америки. Все они будут выступать на серьезных профессиональных сценах — в Филармонии джазовой музыки, клубах JFC и «Китайский летчик Джао-да». Кстати, именно там, в «Летчике», сыграет чисто фестивальный проект Close Encounters International Jazz Band, объединивший сразу четыре джазовые школы. Это будет сюрприз — до фестиваля его просто не существовало.



— Само понятие «джаз» сейчас стало весьма эклектичным. Есть ли стилевые ограничения у вашего фестиваля?


— Практически нет. Возьмем филармонию: там будет представлен биг-бэнд колледжа им. Мусоргского, и в том же самом концерте выступит 20-летний финский гитарист Олли Сойккели, который будет играть в стилистике великого Джанго Рейнхардта. Финская школа покажет свой проект Cosmic Wave Farm, существующий в поле электронной музыки. А Францию представит проект из Международной музыкальной академии города Нанси — Hyperpathia, там ребята играют в стиле «меланколик рок». И я не вижу в этом никакого противоречия. Любую музыку нужно уметь играть, чувствовать, и тогда стилевые рамки исчезают сами собой.


— Среди прочего, вы  — еще и преподаватель, но зачем активному и востребованному музыканту заниматься педагогической деятельностью?


— Я начал преподавать еще в Петрозаводске, в 1983 году. Меня позвали на джазовое отделение консерватории, которое я как раз закончил. Владимир Николаевич Мишин построил там очень правильное обучение на базе малых ансамблей. А когда приехал в Петербург, мне предложили преподавать в училище Мусоргского. Я с радостью согласился: успел втянуться в процесс. И потом, это взаимовыгодное общение. По мере того как я учу своих студентов, у меня возникают вопросы, как преподать тот или иной материал в доступной форме, объяснить какие-то  детали. Всегда появляется что-то новое.


— Строгий учебный план джазу не мешает?


— Своим студентам я всегда советую слушать много музыки. Не только джазовой, а  классической, этнической. При этом важно не подражать, а впитывать, общаться с коллегами, обмениваться опытом. Ведь джаз — во многом коллективное искусство. И очень часто музыканта формирует именно игра в ансамбле.


Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...