Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сносное дело дошло до парламента

В законе об охранных зонах прокуроры усмотрели «коррупционный фактор», теперь его должны увидеть депутаты
0
Сносное дело дошло до парламента
Мойка, 74. Фото: Интерпресс/Сергей Вдовин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Конфликт интересов» и «коррупционные факторы» выявила городская прокуратура в ходе проверки заявления градозащитников о правомерности сноса исторического дома на набережной Мойки, 74.


«Установлены факты, свидетельствующие о наличии у Комлева А.В. конфликта интересов», — пишет в ответе о результатах проверки прокурор города Сергей Литвиненко.


О скандале со сносом на Мойке, к которому, по версии градозащитников, был причастен первый заместитель председателя КГИОП Алексей Комлев, «Известия» писали еще в ноябре. Они утверждали, что через руки этого чиновника проходили документы по проектированию гостиницы на месте исторического здания. А в числе исполнителей оказалось ООО «Студия Рим», которым руководит Надежда Комлева — супруга чиновника. Она же была назначена главным архитектором проекта. Плюс к тому, по версии градозащиты, поучаствовала в сомнительной схеме и дочь Комлева — Наталья Тимофеева, в документах она фигурирует как  архитектор.


Однако прокуратура «копнула» глубже, чем градозащитники, которых, кстати, обвиняли в пристрастности ангажированности — об этом «Известия» тоже писали по ходу скандала. Так, в материалах прокурорской проверки фигурирует еще и сестра Алексея Комлева. Понятно, что такую архитектурную семейственность прокурор не одобрил и внес представление городскому правительству «по фактам выявленных нарушений законодательства о противодействии коррупции».


Еще один документ прокурор направил в Законодательное собрание города. В нем Сергей Литвиненко подробно анализирует городской закон № 820-7 от 19 января 2009 года «О границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Петербурга».


«С учетом анализа практики правоприменения этого закона выявлено наличие в нем коррупционных факторов... требую внести изменения в закон. Это требование подлежит обязательному рассмотрению на ближайшем заседании Законодательного собрания», — написал в своем обращении Сергей Литвиненко.


Уточним еще раз, что все эти далеко идущие выводы прокуратура сделала после проверки законности сноса флигелей по адресу: Мойка, 74. Между тем «благодаря» закону с «коррупционными факторами» пострадало не одно это здание. Сносов в исторической части города в последние годы было предостаточно. Вспомнить хотя бы Литературный дом на Невском, Преображенские казармы, целый квартал исторической застройки у площади Восстания, уничтожив которые, освободили место для постройки торгового комплекса «Стокманн».


Прокуратура обратила внимание, что закон имеет лазейки, благодаря которым чиновник может разрешить снос зданий даже в исторической части города. Или вывести памятник архитектуры из-под охраны. Если эти лазейки ликвидировать, то сносов памятников посредством коррупционных схем в Петербурге больше не будет.
Петербургских депутатов смелое начинание прокуратуры пока не впечатлило. В повестку дня ближайшего заседания парламентарии рассмотрение требования прокурора пока не внесли.


— Этот закон просуществовал в таком виде два года, потерпит еще недельку, — ответил на запрос «Известий» председатель комитета по законодательству Виталий Милонов. — Порядок рассмотрения подобных требований таков: они обсуждаются на заседании нашего комитета, затем решение выносится на утверждение депутатов на пленарном заседании. Но ситуация такова, что новый состав комитета еще не сформирован: председателя Законодательного собрания избрали только в прошлую среду.   


Милонов, впрочем, добавил, что если прокуратуре «не терпится», то ее представитель в Законодательном собрании может внести вопрос в повестку дня прямо на заседании — «с голоса».

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...