Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«В новом составе Думы пугает большое количество артистов и спортсменов»

Александр Сокуров — о власти, Госплане, филармонической публике и искусстве в период смуты
0
«В новом составе Думы пугает большое количество артистов и спортсменов»
Александр Сокуров. Фото: Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

26 января в Петербургской филармонии состоится российская премьера фильма Александра Сокурова «Фауст», в сентябре победившего на Венецианском фестивале. Это финальная часть тетралогии о власти, начатой «Молохом», «Тельцом» и «Солнцем». С Александром Сокуровым встретился корреспондент «Известий».

— Наконец-то ваш фильм увидят и русские зрители...

— Надеюсь, надеюсь (смеется). Конечно, вся наша съемочная группа, и я, и автор сценария Юрий Николаевич Арабов ждем встречи с нашими соотечественниками в условиях такого политического ажиотажа, политической разогретости аудитории. Социальный фон крайне неблагоприятный для выхода большой серьезной картины. Казалось бы, зрителям не до этого... Но надеюсь, что в России людям всегда будет до этого.

— Митинги в Москве, и не только в Москве — это пробуждение сознания или все же опасная тенденция?

— Во-первых, это появление на политической сцене новых людей. Эти люди созрели, как созревает плод, как пробуждается и созревает дерево для нового времени года. Жалко, что государственная власть не признает за ними права на рост, на развитие, потому что среди них не только социальные неврастеники, но и люди талантливые и образованные. Надо обучать их и привлекать к власти, к работе государственной. Сейчас этого нет, и в этом главная ошибка руководства страны.

— И чем это грозит?

— Управление страной может оказаться в руках людей неопытных, неталантливых, агрессивных, которые, понимая сложность положения, будут максимально высасывать из государства деньги, создавать свои рестораны, рынки, частные предприятия. И я испытываю большую тревогу за то, в каких руках окажется страна. Для меня совершенно понятно, что она должна быть в руках профессиональных работников, которые будут совершать какие-то экономические и политические операции, сделав перед этим анестезию. Самое тяжелое — это, наверное, ответить на вопрос, кто конкретно будет заниматься хозяйством и экономикой России. Кто возьмет на себя смелость возвращения некоторых социалистических принципов. Вне всякого сомнения, это нужно. Введение такого государственного органа, как Госплан, создание пятилетнего и шестилетнего планов развития страны. Необходимо уйти от хаоса скрытого бандитского олигархического капитализма. Вот вопросы, которые меня беспокоят. Я устал наблюдать все эти постоянные кошмарные метания, подозрения.

А в России вообще возможно поступательное развитие? Не революции и перевороты, а именно последовательное, умное движение вперед?

— Оно необходимо. Пока мы не наблюдали его, у нас нет такого примера. У нас, к сожалению, очень напряженные пока примеры. Конечно, если говорить объективно, то в сравнении с 1990-ми годами сегодня экономическое положение лучше. Но экономического развития с вовлечением в хозяйственную деятельность населения в стране почти нет. Если упадет цена на нефть, нас постигнет катастрофа, которая проявится во всем — начиная от продуктов питания и кончая социальной стихией и гражданской войной.

— В конце 1980-х вы сняли фильм про Бориса Ельцина, который еще был, можно сказать, оппозиционным политиком. Среди нынешних политиков есть личности такого же масштаба?

— Люди с пафосом, эмоциями и чистыми помыслами, наверное, есть. Но не надо забывать, что Ельцин, придя к власти, достаточно долго руководил колоссальной промышленной территорией. У людей, которые сегодня молоды, нет никакого опыта — ни социального, ни бюрократического, ни административного. А современное общество — это слишком сложная машина, чтобы можно было по наитию ее вести. По меньшей мере, надо знать правила дорожного движения. А вообще-то желательно знать ее устройство и понимать, как ее починить.

— А нынешние политики знают, понимают?

— Когда смотришь на новый состав Думы, то пугает большое количество артистов, спортсменов и так далее. Я-то понимаю, что законы должны обсуждать и формулировать люди, у которых есть как минимум какое-то базовое юридическое знание. Можем мы допустить, чтобы операцию нам делал человек, у которого нет медицинского образования? Положим ли мы своего близкого такому хирургу на стол? А почему мы свою родную страну отдаем на растерзание людям, которые не имеют ни малейшего признака юридического образования и умения работать со сложными государственными документами? Нужно решительно менять закон в сторону существенного изменения образовательного ценза для депутатов Государственной думы. Это должны быть люди, знакомые с основами юридической культуры.

— Когда вы говорили о власти и народе, мне вспомнилась ваша постановка «Бориса Годунова» в Большом театре. Многие из ее ситуаций мы видим сегодня.

— Да, конечно. Но тут нужно говорить не обо мне, а о Пушкине, который увидел все это и суммировал. Но в нашей постановке был еще один важный аспект. Речь в первую очередь все же шла о сердечности, о судьбе души человека, у которого в руках огромная власть. Для царствующего человека душевная, моральная жизнь является, в общем, главной.

— Почему для петербургской премьеры «Фауста» вы выбрали концертную площадку?

— Это место, где собирается особая публика. Филармония для меня место особенное, намоленное. Большая честь представить кинокартину там, где впервые исполнял свои произведения Шостакович, играли выдающиеся музыканты.

— На просмотр, не исключено, придут люди, которые никогда не смотрели ваших фильмов, а может, и Гете в руки не брали. Что бы вы могли им посоветовать?

— Ну, право же, никаких советов быть не может. В конечном счете, если зритель, посмотрев фильм, начнет читать «Фауста», задача, которую я поставил перед собой, будет выполнена. Чтение — единственный процесс, который гарантирует, что мы не одичаем, не опустимся ниже всякого предела. 

— Зритель неподготовленный сможет воспринять такой фильм?

— Сомневаюсь, что есть подготовленные или неподготовленные зрители. Если по душе своей зритель не готов художественное высказывание услышать, то не только «Фауста», но и никакое другое произведение не сможет воспринять. Но я хочу верить, что, посмотрев фильм, наши соотечественники найдут ответы на политические и социальные вопросы, которые общество ставит сегодня. Они прояснятся в своей вечности для нашей жизни российской.

Комментарии
Прямой эфир