Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Зачем говорить о захвате, когда его не было»

Адвокат Андрей Тындик о ситуации с Невским институтом языка и культуры и почти неизбежном конфликте арендатора и собственника
0
«Зачем говорить о захвате, когда его не было»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Скандальная история с выселением Невского института языка и культуры изрядно потрясла петербургские СМИ. Газеты и телеканалы наперебой сообщали подробности «незаконного вторжения» и «наглого захвата» учебных аудиторий на Большой Разночинной, при этом не особо упоминая, что квадратные метры площади частный вуз занимал на правах аренды. А у здания есть собственник — ООО «Приморский-строй», который не только владеет помещениями, но и выиграл у ЧНОУ «НИЯК» арбитражный спор как раз по факту незаконного пребывания вуза на данной территории: договор аренды частным образовательным учреждением надлежащим образом не исполнялся. Более того, судебное решение городского арбитража вступило в законную силу еще осенью прошлого года. «Известия» попытались уйти от эмоций и оценить ситуацию в рамках правового поля, ведь споры между арендаторами и собственниками в Петербурге не редкость. О том, почему в захвате здания порой могут обвинить законного владельца, корреспонденту рассказал независимый эксперт, руководитель Юридической конторы Гессена Андрей Тындик.



— Андрей Петрович, как авторитетный юрист, практикующий адвокат, никоим образом не включенный в эту ситуацию, пожалуйста, поясните, почему речь идет о захвате здания? Ведь налицо собственник — ООО «Приморский-строй», требующий освободить принадлежащие ему площади, и арендатор, проигравший это дело в суде, — Невский институт языка и культуры?
— Ситуация действительно парадоксальная: арбитражный спор между собственником и арендатором завершился летом, в августе судебное решение вступило в законную силу — обстоятельства этой истории известны едва ли не всем петербургским юристам, специализирующимся на вопросах имущественного права. Так вот, судебное разбирательство прошло все три инстанции. И, по сути, все помещения на Большой Разночинной «НИЯК» должен был освободить осенью, по крайней мере до Нового года. Однако все мы знаем, что институт и ныне там. А законных представителей собственника — об этом даже в теленовостях сообщали — администрация вуза не хотела пускать в здание на том основании, что они пришли, чтобы его захватить. Сразу возникает вопрос, откуда такая информация, почему такая оценка? Зачем вообще говорить о захвате, когда его не было. По большому счету, у Невского института языка и культуры нет правовых оснований находиться в этом здании. Договор аренды расторг-нут, тем более он надлежаще не исполнялся: аренда вузом не оплачивалась, эксплуатационные нормы, прописанные в соглашении, не исполнялись. Насколько я могу судить по открытым источникам, даже договоры с монополистами — «Водоканалом» и прочими — «НИЯК» не заключил, хотя это тоже требовалось. В общем, целый ряд нарушений, что и привело к тому решению, которое вынес арбитраж.


— Может быть, дело в самой процедуре выселения? Взять тот же телевизионный сюжет, о которым вы упоминали, там же нигде не видно судебных приставов, а ведь именно они должны осуществлять подобную процедуру.
— А я вообще сомневаюсь, что выселение как таковое было. Не очень понятно, на каком основании руководство вуза делает заявление, что их пытались незаконно выселить. Ведь как происходит этот процесс на самом деле? Приходят люди, открывают кабинеты, достают оттуда имущество, делают опись, выносят его на улицу. Ничего подобного в новостях нам не показали. С другой стороны, вы правы — подобную процедуру должны осуществлять именно судебные приставы, имеющие на руках постановление арбитражного суда. Если сам собственник начнет такие действия, это будет самоуправством. И есть все основания надеяться, что до такого законный владелец не дойдет, а вот судебные приставы в здании на Большой Разночинной почти наверняка появятся в самое ближайшее время. Кстати, тут еще можно вспомнить, что никто не отменял статью 315 УК РФ «О злостном уклонении от исполнения судебного акта, вступившего в законную силу». Есть такая норма в нашем законодательстве. И, по идее, собственник здания может вполне обратиться в правоохранительные органы с соответствующим заявлением. А заодно подать еще один иск — о возмещения ущерба, причиненного зданию незаконным нахождением в нем. Ведь это несколько тысяч квадратных метров, за содержание которых надо платить. Плюс к тому не исключен, с юридической точки зрения, и вариант подачи иска о защите деловой репутации по факту некорректного освещения событий, связанных с «НИЯК», в некоторых СМИ. Но это, конечно, мои предположения, решать такие вопросы будет собственник и его юристы.



— Но ведь сейчас иск уже есть, причем, не от собственника, а от арендатора? Есть информация, что руководство института сейчас пытается оспорить приватизацию здания, вокруг которого развернулся конфликт.
— Тоже интересный момент. Потому что в российском законодательстве, как и в других цивилизованных странах, есть такое понятие — право на иск. Им обладает не всякий, должно быть в первую очередь обоснование. Вот чем затрагивает права «НИЯК» эта приватизация? К примеру, даже допустим, что какие-то нарушения были, но на деятельности института они как сказались? Мне кажется, что данная попытка оспорить приватизацию здания, к истории которого «НИЯК» прямого отношения не имеет, — иск, поданный без цели выиграть это дело. И я позволю себе предположить, что все затеяно исключительно для того, чтобы замедлить процесс. Я слышал интервью, которое давали одному из городских телеканалов представители «НИЯК»: сколько стоит здание, кому и за какие деньги оно досталось. Это вызывает изумление: какое отношение к этим вопросам имеет арендатор? Скажу так, я буду крайне удивлен, если такой иск удовлетворят. Это будет взрыв устоявшейся судебной практики. Поэтому я склоняюсь к тому, что суд, скорее всего, откажет, и откажет быстро, потому что все это — действия тактического характера, имеющие мало отношения к реалиям правового поля. Еще раз подчеркну, что предполагаю, у арендатора сейчас одна задача: все затянуть. И на любые вопросы отвечать: мы в процессе, съезжать никуда не будем, ждем решения суда. Хотя, с другой стороны, вся эта ситуация — такой вот экзамен, поворотный момент, когда должны показать себя наши юридические нормы. На данном примере мы можем оценивать уровень цивилизованности нашего права. Насколько собственник сумеет себя защитить? И не получится ли обратной истории? Потому что пока она развивается в не очень понятную сторону: как только появились представители собственника, приехала полиция — ее вызвало руководство вуза. Главой Петроградского района были сделаны абсолютно некорректные заявления. Спрашивается, какое отношение глава местной исполнительной власти имеет к спору двух частных структур? Напомню, институт не является государственным, владелец — тоже общество с ограниченной ответственностью. Спор в чистом виде не имеет никакой публичной стороны под собой. Интересы государства в нем вообще никак не затрагиваются. При чем тут районный глава? Или мы вернулись в далекие восьмидесятые, когда можно было сходить в горком, райисполком, кому-то позвонить? Кажется, все уже забыли про такие вещи, как «телефонное право».



— А насколько ситуация вокруг здания на Большой Разночинной вообще типична? Ведь историй, когда арендатор занимает помещения незаконно, а выезжать не торопится, в Петербурге масса?
— Конфликты между собственником и арендатором существуют перманентно. Но за последние годы я впервые наблюдаю ситуацию, чтобы одна из сторон вела себя так агрессивно, вопреки фактическому положению вещей. Плюс в средствах массовой информации все очень странно подано: как захват собственником своей собственности. Хотя истории подобного рода случались. На моей памяти очень одиозный спор был несколько лет назад вокруг помещений в районе метро «Чернышевская». В том случае арендатор — некое агентство недвижимости — затягивал выселение таким образом: каждый раз, когда приходили судебные приставы, дверь им открывала новая организация. К примеру, у пристава исполнительный лист на ООО «Ромашка», а там уже ООО «Тюльпан». И они говорят: «Мы — совсем другие люди, а помещение нам передали в безвозмездное пользование прежние арендаторы». В этой ситуации пристав вынужден развернуться и уйти, ведь он не имеет права выселять организацию, не указанную в исполнительном листе. А в какой-то момент был применен совсем уж издевательский трюк: когда в очередной приход пристава дверь открыл мужчина в трико и футболке и сказал, что он здесь временно проживает. Таким образом помещение удерживалось около года. И только потом арбитражный суд учел все эти обстоятельства и постановил принять меры по судебному аресту и изъятию помещения у любых третьих лиц. Если же вернуться к зданию на Большой Разночинной, то вся эта история — наглядная демонстрация того, что собственник в нашей стране пока не может существовать комфортно и чувствовать себя защищенным.


Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...