Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Правый фланг активизировался

В России могут появиться сразу несколько новых либеральных политических структур. Все они рассчитывают на электорат Болотной площади, личность Алексея Кудрина и деньги Михаила Прохорова
0
Правый фланг активизировался
Алексей Кудрин. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Шалгин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ближайшие месяцы в России могут появиться сразу несколько правых партий. О намерении создать «мощную правую партию» «Известиям» рассказал глава фонда «Город без наркотиков», соратник Михаила Прохорова Евгений Ройзман. Кроме того, о планах возродить Демократическую партию России буквально в ближайшие дни «Известиям» сообщил ее экс-лидер Андрей Богданов. Подобные планы вынашивает и член политсовета «Союза правых сил» Алексей Кара-Мурза и вышедший из «Правого дела» лидер подмосковного отделения ПД Борис Надеждин.

Как рассказал «Известиям» Ройзман, «мощная партия» уже «готовится»:

— Сейчас задача номер один — выступить достойно на президентских выборах, нужно вложить все ресурсы в это. В любом случае будем создавать мощную правую партию.

В ответ на вопрос, что будет отличать новую партию Михаила Прохорова от «Правого дела», которое ему пришлось покинуть, Ройзман рассказал, что новая политическая структура будет построена не «сверху» — из Кремля, а «снизу».

— Это будет «партия кормильцев», которые что-то понимают в экономике, создают рабочие места, платят налоги и не собираются уезжать за границу, — обрисовывает контуры организации Ройзман.

Свою «мощную правую партию» намерен создать и экс-член политсовета СПС Алексей Кара-Мурза. Все необходимое, как рассказал он «Известиям», для этого есть.

— В «Правое дело» вошла только одна треть организаций СПС, остальные члены региональных организаций партии остались на своих местах, — рассказывает он.

По словам Кара-Мурзы, в организованное в середине этого года под началом Михаила Прохорова «Правое дело» эти люди не вошли.

— Поэтому для нас не было бы проблемой даже по старым законам зарегистрироваться. 45 тыс. по старому закону у нас были. Многие ориентировались на меня, остались со мной. Кроме того, многие из тех, кто все-таки принял участие в «Правом деле», оказались недовольны: им там не давали ничего делать, — говорит Кара-Мурза.

Будет ли новая партия снова называться СПС? «В этом я совершенно не уверен. Надо снова собираться и обсуждать», — отмечает Кара-Мурза.

Единственное, в чем он уверен, — две трети актива «Союза правых сил» — первые в очереди на регистрацию среди всех правых партий. «Просто надо с умом подать документы — а у нас вся эта «арифметика-математика» готова», — резюмирует Алексей Кара-Мурза.

От «правого партстроительства» не желают оставаться в стороне и экс-лидер Демократической партии России Андрей Богданов, и бывший член «Правого дела», лидер его подмосковного отделения Борис Надеждин. Как рассказал «Известиям» Богданов, в ближайшие дни он намерен «возродить проект ДПР».

— И я хоть завтра могу 50 тыс. членов привлечь. Завтра я могу собрать съезд — и демократическая партия будет, — настаивает Богданов.

А Борис Надеждин сообщил «Известиям», что уже «дописывает правый манифест» новой партии. Региональных отделений, правда, Надеждин, в отличие от своих конкурентов предложить не может. Именно поэтому он рассчитывает на некий «переговорный процесс», который должен привести к созданию «большой правой партии». Кроме того, в активе у Бориса Надеждина — рецепт того, как и из чего можно создать эту партию.

— Мало кто в стране понимает, как строить партию. Судя по летним действиям Прохорова, он точно не понимает. Партия строится из трех элементов. Во-первых, из части бюрократии (министры, губернаторы, депутаты, мэры), здесь будет хорош Кудрин. Второй элемент — это элита, отделенная от государства способом своего существования. Третий элемент — малый и средний бизнес, — рассуждает Надеждин.

По мнению политика, таким «лицом бизнеса» мог бы стать Михаил Прохоров. А «довершить» картину работоспособной и живой партии смогли бы «рассерженные городские сообщества, средний класс, который выходил на Болотную и на Сахарова».

На поддержку этого же избирателя надеются и Ройзман с Прохоровым.

— Многие из тех, кто был 24 декабря на митинге, — наш актив. Люди неравнодушные, люди, готовые декларировать свою позицию, — уверен Евгений Ройзман.

В свою очередь, на поддержку Михаила Прохорова вкупе с Алексеем Кудриным рассчитывает Борис Надеждин.

—  Я посылаю Прохорову и Кудрину всяческие сигналы, — поведал он «Известиям».

Алексея Кудрина видит в качестве лидера и Алексей Кара-Мурза:

— Есть разные варианты. Но больше всего напрашивается вариант «кудринской партии», — мечтает он.

Кстати, лидер «Правого дела» Андрей Дунаев, который ранее заявлял о переходе партии в жесткую оппозицию, рассказать о своих планах «Известиям» не смог. Как сообщили в его приемной, он «уже в отпуске».

И лишь Андрей Богданов уверен, что строительство правой партии «сверху», то есть «из Москвы», вновь не принесет никакого результата.

— Проблема в том, что при либерализации регистрации партий, которую объявил Дмитрий Медведев в послании, появится много игроков в регионах. И многие из лиц, которые не допущены до властных структур (представители бизнеса), будут вести себя активно. Задача — провести по-максимуму консультации с региональными элитами, — резюмирует Богданов.

По его словам, только у того, кто сумеет это сделать, — партия состоится.

— Полная мешанина стилей и методологий. Мне кажется, ужа с ежом в данном случае просто не скрестить. Либо Алексей  Кудрин с его авторитетом лучшего министра всех времен и народов, либо Михаил Прохоров с его куршевельским прошлым и крайне нервной натурой, которая в любой момент сможет поссорить его с Кремлем, — оценил происходящее политолог Алексей Мухин.

Что же касается других инициаторов правых партий, то, по его словам, «из старого кирпича нового здания не построишь».

— Если строить новый проект — то из «нового человеческого материала», о чем на Сахарова говорил Алексей Кудрин, — заключает Мухин.

Комментарии
Прямой эфир