Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Опрос «Известий»

Может ли российская металлургия стать экологически чистой отраслью?
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл



Евгений Шварц, доктор географических наук, директор по природоохранной политике WWF России:
– Возможно. В металлургии, как и в любом другом крупном бизнесе, как правило, есть две стратегии. Одна стратегия – идти вперед и следовать международным стандартам. Вторая стратегия – как в анекдоте: выжимать последнюю каплю из мертвого утонувшего котенка и говорить «Барсик, еще 40 капелек». Черная металлургия – поскольку она живет в конкурентном рынке – может, сегодня и не чистая, но по крайней мере на глазах становится адекватной, цивилизованной. С членами профильного комитета РСПП нам достаточно легко находить общий язык, потому что они живут и думают в тех же понятиях конкуренции, ответственности. Те, кто выбирает вторую стратегию, создают крайне негативный фон для развития российской экономики. Из-за них к нам не приходят наиболее длинные и наиболее дешевые деньги частных и государственных зарубежных пенсионных фондов, которые, как правило, отличаются наибольшей степенью экологической ответственности.


Вадим Дубичев, профессор УрГПУ, советник губернатора Свердловской области:
– Да, российскую металлургию можно и нужно модернизировать с целью повышения ее экологичности и эффективности. Пути тут два, на мой взгляд: либо строить прин­ципиально новые мощности, либо модернизировать старые производственные мощности, постепенно заменяя устаревшее оборудование на новое, более экологичное.
Однако у второго пути есть проблема: существует предел модернизации и, как следствие, предел снижения негативного воздействия на окружающую среду, который не перепрыгнуть локальным «латанием дыр». Есть проблема и у создателей новых производств – слишком большая цена строительства производства с нуля, заплатить которую готов далеко не каждый собственник. И тут мне видится единственно эффективный путь – государственно-частное партнерство.
Смею предположить, что в ближайшие 2 – 3 года мы будем наблюдать исключительно выборочную модернизацию действующих производств. И только в долгосрочной перспективе 10 – 15 лет можно ожидать массового перехода к замене морально устаревшего производства за счет строительства по соседству совершенно новых цехов.


Александр Романов, президент РСПМ (Российского союза поставщиков металлопродукции):
– Я не специалист по экологии, но убежден, что в России может быть широко внедрена «белая металлургия». Вступление в ВТО подтолкнет процесс модернизации. Причем производителям будет дан определенный временной лаг, в течение которого они смогут провести переоснастку и модернизацию. А дальше все будет зависеть от собственников, их желания и видения перспектив развития своих предприятий, эффективности и конкурентоспособности своего бизнеса.
Вступление России в ВТО позволит производителям шире использовать европейский опыт, может быть, даже через совместные проекты совершенствовать свое оборудование. Но и российское оборудование нельзя списывать со счетов. Тот же Электростальский завод тяжелого машиностроения каждый год имеет заказы на изготовление электросварочного оборудования для производства труб и трубопрокатных станов из-за рубежа. Их агрегаты уже соответствуют всем экологическим требованиям, конкурентоспособны по производительности и по качеству выпускаемой продукции.


Александр Кручинин, вице-президент по охране труда, промышленной безопасности и экологии ООО «ЕвразХолдинг»:
– Да. Мы уверены, что задача современного промышленного предприятия – быть максимально экологически безопасным. Экологическое качество предприятия во многом определяет его экономическую эффективность. Техническое перевооружение уже позволило нам значительно улучшить экологические характеристики нашего производства.


Олег Петропавловский, старший аналитик ФГ БКС:
– Учитывая опыт европейских и американских компаний, страна может снизить выбросы и экологическую нагрузку со стороны металлургов реально, но полностью экологизировать отрасль пока представляется маловероятным.


Джон Кэмпбелл, партнер, руководитель практики по оказанию услуг компаниям металлургической и горнодобывающей отраслей PwC в России:
– Думаю, может. Но процесс создания экологически благоприятной среды в секторе – это долгосрочный проект, который требует сотрудничества между правительствами разных стран. Так же как, собственно, и между представителями сектора металлургии и горнодобывающей отрасли. Достижение этой цели требует соответствующего экономического стимулирования тех, кто направляет усилия на повышение экологичности своих производств, и штрафных санкций против тех, кто этого не делает.


Алексей Киселев, руководитель токсической программы «Гринпис» России:
– Если посмотреть, сколько в нашей стране закапывается, выбрасывается, гниет и теряется металлов, включая драгоценные металлы, то начинаешь откровенно пугаться. Сколько каталитических нейтрализаторов, источников тока и прочего пролетает мимо металлургических заводов? А ведь это прямой источник сырья, который радикально – в разы – сокращает выбросы, сбросы и образование отходов. Пришло время в корне пересмотреть, откуда металлургия берет сырье. Необходимо переключиться с первичного сырья (руды) на вторичное – как вторсырье в прямом смысле этого слова, так и на возврат потерянных металлов из отвалов производств. Проще говоря, в России тоже нужно «добывать сырье из автомобиля, отвала, прибора, свалки и т. д.»
Ну и конечно, металлургической промышленности надо повернуться лицом к населению тех мест, где она уже работает или только планирует организовывать производства. Рассказать жителям Красноярска о планируемом заводе, а не прятать документацию на него, объяснить жителям Новокузнецка, почему и как планируют строить у них. Пришло время становится добрым соседом – это тоже поможет решить много проблем в сфере охраны окружающей среды.
Только экологически чистым предприятие быть не может – оно может не оказывать негативного воздействия на окружающую среду. Термины нужно выбирать правильно!

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...