Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Студент засветился с изотопами

ФСБ разбирается в истории с контрабандой радиоактивных изотопов в Иран
0
Студент засветился с изотопами
Фото: Федеральная таможенная служба
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Московский студент из Ирана Милад Аббаси стал фигурантом первого в России дела по статье УК «Контрабанда радиоактивных веществ». Его задержали с несколькими контейнерами изотопа натрий-22 в аэропорту Шереметьево при посадке на рейс Москва–Тегеран. Эксперты утверждают, что из-за высокой прибыли — несколько тысяч долларов за 1 г изотопа — теневой рынок подобных материалов в России процветает.

Как рассказали «Известиям» в Федеральной таможенной службе, во время предполетного досмотра пассажиров рейса Москва–Тегеран сработала система радиационного контроля «Янтарь». Этот прибор зафиксировал превышение допустимого радиационного фона в 20 раз в багаже молодого гражданина Ирана Милада Аббаси, который шел через границу через «зеленый коридор». У него в чемодане нашли картонную коробку с 18 металлическими контейнерами, в которых находились «фонившие» цилиндрические стержни черного цвета.

Эксперты вскоре выяснили, что это были радиоактивные изотопы натрия-22. Их производят на заводах атомной энергетики по заказу медицинских и исследовательских учреждений, которые используют их для радионуклидной диагностики в томографах и другом оборудовании для кардиологии, онкологии, неврологии.

— Объяснить происхождение и цель вывоза из России радиоактивных материалов Аббаси не смог, — рассказали «Известиям» в Московской межрегиональной транспортной прокуратуре.

6 декабря таможенники Шереметьево возбудили против иранца уголовное дело по статье «Контрабанда». Однако 8 декабря вступили в силу поправки в УК, исключавшие эту статью. Теперь Аббаси стал фигурантом уголовного дела по новой в России статье 226.1 УК РФ «Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов». По этой статье он может получить до семи лет заключения. 

Расследованием этого уголовного дела теперь занимается ФСБ.

У иранских дипломатов своя версия. "Иранский студент, обучающийся стоматологии в России, по просьбе одного ракового больного приобрел некоторые медицинские средства и оборудование, которые он перевозил в своем багаже во время отъезда в Иран. В результате расследования выяснилось, что данные средства применяются исключительно в медицинских целях, поэтому основная их часть была возвращена иранскому студенту", говорится в заявлении посольства Ирана для "Известий". Дипломаты признают, что "к сожалению, недоразумение, произошедшее в аэропорту Шереметьево, стало поводом для появления спекулятивных сообщений в западной прессе, которая попыталась придать этому происшествию иной вид в целях создания трещины в отношениях между Ираном и Россией".

По данным «Известий», Милад Аббаси действительно находится на свободе, но учится в московском Институте тепловой и атомной энергетики. По некоторым данным, ему даже разрешили вылететь в Тегеран, откуда он недавно вернулся для защиты диплома. Друзья Аббаси утверждают, что они об этой истории ничего не знают.

— Аббаси ходит, как обычно, довольный и жизнерадостный. Мы даже не знали, что у него какие-то проблемы, — удивилась одногруппница иранца Маша Махно. 

Сопредседатель движения «Экозащита» Владимир Сливяк объяснил «Известиям», что натрий-22 не применяется в ядерных программах и обычно используется именно в медицинских приборах. По его словам, натрий-22 относится к разряду дорогих «искусственников» и в России есть всего несколько производителей, ранее относившихся к военно-промышленному комплексу — закрытые города Саров, Северск, предприятие «Маяк» под Челябинском и ряд других. 

— В других странах производство натрия-22 ограничено, поэтому на изотоп всегда есть высокий спрос, — объясняет «Известиям» Сливяк. — Этим же объясняется высокая цена — 1 г стоит от €5 тыс. до €60 тыс.

По словам эксперта, в России существует обширный теневой рынок радиоактивных материалов и контрабандисты без проблем находят поставщиков изотопов.

— Обычно хищения материалов происходят во время транспортировки — это самое уязвимое место, — объясняет «Известиям» Сливяк.

Силовики вполне могут вычислить «утечку» — происхождение любого изотопа можно отследить по его уникальному «отпечатку», который он получает при производстве. Однако, как признает эксперт, в России торговцев радиоактивными материалами ловят редко — обычно они попадаются в момент пересечения госграницы, когда пытаются вывезти некий прибор.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...