Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Траур на Севере — слезы на Юге

Как смерть Ким Чен Ира отразилась на финансовых рынках
0
Траур на Севере — слезы на Юге
Фото: REUTERS/Park Jong-Min/Newsis
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новость о смерти лидера Северной Кореи, в которой нет фондовой биржи, тем не менее отразилась на финансовых рынках других стран. Прежде всего азиатского региона. Биржевой индекс Южной Кореи KOSPI по итогам торгов в понедельник потерял около 3,4%. Другие азиатские индексы снизились на 1–2,5%. С падения начали работу и российские биржи.

— Безусловно, смерть Ким Чен Ира крайне негативно повлияла на международные финансовые рынки, которые и без того лихорадит на фоне разрастающегося долгового кризиса в еврозоне, охлаждения крупнейших экономик мира и усиливающейся хаотизации Ближнего Востока, — говорит аналитик ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский. — Южнокорейский фондовый индекс, к примеру, приблизился к своим минимальным отметкам с начала октября текущего года.

Неудивительно, что правительства сопредельных стран — Японии и Южной Кореи перешли на чрезвычайный график работы, дабы отслеживать любые возможные изменения, способные повлиять как на политический фон в азиатском регионе, так и на финансовое положение. В то же время представитель рейтингового агентства Moody's выразил мнение, что особых перемен в экономических основах Южной Кореи не будет. А коллеги из  Standard & Poor's уверены, что смена руководителя в Северной Корее не приведет к пересмотру рейтингов южного соседа.

По словам старшего аналитика «Церих Кэпитал Менеджмент» Олега Душина, для окончательного осознания влияния смерти Ким Чен Ира должно пройти две-три недели.

— Тут, безусловно, есть проблема непонимания того, что творится во властных элитах Северной Кореи, какая борьба за власть развернется. С одной стороны, новый лидер — человек спокойный, но, с другой — он все-таки человек новый и ему понадобится демонстрация силы. Поэтому важно, проявит ли он ее, будут ли новые выпады в сторону Южной Кореи. В любом случае эти события никогда не были определяющими для рынков, оказывали краткосрочный эффект и в текущем падении фактор нестабильности уже учтен. Если все будет развиваться по наихудшему сценарию, то, конечно, это негативно отразится на фьючерсах, но и со временем рынки отыграют, — говорит Душин.

Совершенно иное предположение высказал аналитик ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский. Он считает, что все произошедшее весьма на руку Соединенным Штатам, которым в течение первых месяцев 2012 года предстоит рефинансировать государственные обязательства более чем на $1 трлн. И политическая нестабильность в Азии может быть направлена на стягивание капитала в единственную «резервную» валюту и создание спроса на американский доллар.

— Уже сейчас мы имеем дело с беспрецедентным с кризисного 2008 года бегством спекулятивного капитала в долларовые активы, в результате чего доходность по американским гособлигациям опустилась до своих исторических минимумов. Если еще в начале года стоимость 3-месячных заимствований не превышала 0,15%, то сейчас она опустилась до 0%, тогда как стоимость 30-летних облигаций упала с 4,5 до 2,8%, — отмечает эксперт.

Другими словами, уже сейчас инвесторы и спекулянты соглашаются на отрицательную реальную доходность по облигациям минфина США с учетом инфляции в обмен на перспективы укрепления доллара и дальнейшую возможность купить подешевевшие активы.

Как предполагает Владислав Жуковский, если укрепление доллара (а за последние четыре месяца он подорожал на 11% по отношению к евро и на 18% по отношению к рублю), то последствия могут быть серьезные, в том числе и сдувание пузырей на сырьевых рынках.

— Если с целью искусственного занижения ставок по заимствованиям и сокращения стоимости кредитования американским элитам удастся спровоцировать мощный делеверидж и распродажу рисковых активов, то мы вполне можем увидеть падение цен на нефть, металлы, продовольствие и акции на 35–50%, — делает неутешительный прогноз аналитик ИК «Риком-Траст».

Последствия могут быть существенными для экономики азиатского региона, если, например, новый руководитель Северной Кореи будет способствовать процессу объединения с южным соседом, который считает этот шаг святой обязанностью и даже национальной идеей.

— Несмотря на то что нынешний президент Ли Мен Бак заморозил всю работу в этом направлении, предпочитая водрузить железный занавес, его срок подходит к концу, поэтому, желая сохранить свое имя в истории, он бы мог инициировать объединение, — говорит ведущий специалист Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов. — Но думаю, что это вряд ли произойдет. В ближайшей перспективе (года три) форсировать этот процесс не будут. Думаю, что он не нужен сейчас ни Северу, ни Югу, так как слишком большой разрыв в экономическом состоянии этих стран.

Достаточно сказать, что ВВП государств отличается почти в 40 раз, а в расчете на душу населения — почти в 20. При этом, не сомневается эксперт, обоим государствам придется столкнуться с куда большими сложностями, чем при объединении Германий.

— Это будет раз в десять тяжелее. Да и, по разным оценкам, на объединение Южной Корее придется потратить $2-5 трлн. Это, безусловно, отразится на уровне жизни населения Южной Кореи. Во-первых, упадут доходы. Во-вторых, прибавится незащищенность как политическая, так и экономическая, поскольку 1/3 нового государства будут составлять люди с менталитетом бедного родственника, привыкшие к принципу: хочешь жить — умей вертеться, — подчеркивает Асмолов.

Да и в Северной Корее за бортом останется весь средний класс (чиновники, бюджетные служащие), которые не имеют навыков работы в технологическом обществе.

— А это увеличит эмиграцию. Часть людей пополнит криминальные структуры, — говорит эксперт.

Его коллега — ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока Светлана Суслина — уверена, что развивать экономические отношения, в том числе и в плане интеграции, выгодно обеим сторонам, но слишком большой разрыв в развитии не позволит это сделать в ближайшее время.

— Север сейчас очень нуждается в инвестициях, модернизации, выходе из серых схем в электроэнергетике, транспорте. И в этом смысле наращивание сотрудничества с Югом было бы чрезвычайно привлекательно, — размышляет Светлана Суслина. — Для Южной Кореи плюс может быть в том, чтобы противостоять наступлению Китая, товары которого постепенно вытесняют корейские.

Как полагает специалист, Южная Корея могла бы использовать опыт Японии, которая в свое время перевела устаревшие производства в развивающиеся страны, чем обеспечила себе второй рывок в экономическом развитии.

— Козырь Китая в том, что он обладает чрезвычайно дешевой рабочей силой. Такое же преимущество может появиться у Южной Кореи за счет северного соседа. Но все это реально только в условиях стабильности, — подчеркивает Суслина.

А вот Олег Душин уверен, что для того, чтобы стерлась граница между Кореями, необходимо появление своего Михаила Горбачева. Будет ли им Ким Чен Ын?

Комментарии
Прямой эфир