Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В связи с прошедшими и предстоящими протестными митингами мы много слышим о народе и народовластии. Организаторы и участники протестов открыто объявляют себя народом или как минимум народными представителями. «Народ вышел на площади», «народ требует» и т.д. — эти формулировки обычно воспринимаются как сами собой разумеющиеся. Никто не спорит. А зря.

Можно верить в то, что народ выступает источником и носителем государственной власти и даже реально властвует. Как и в то, что народовластие есть не более чем конституционная фикция, а народ — лишь объект политтехнологических манипуляций. В любом случае под народом понимается нация, гражданский коллектив, включающий всех граждан или, по крайней мере, всех граждан, имеющих право голосовать. Голосование и право на участие в нем имеют принципиальное значение, поскольку народ может изъявить свою политическую субъектность лишь электоральными способами — выборным и референдумным. Других способов никто не придумал.

Только на выборах и референдумах весь народ имеет право и возможности высказать свою позицию. И только результаты выборов и референдумов могут считаться народным волеизъявлением. Разумеется, голосуют далеко не все граждане. Иногда голосует меньше половины граждан, а то и треть. Но те, кто сознательно не голосуют, тоже делают политический и политически значимый выбор. Они или воздерживаются, или, что называется, вверяют принятие решений другим гражданам. Или протестуют. И т. д. В любом случае они, во-первых, выбирают, во-вторых, выбирают в рамках электоральной процедуры и, главное, в-третьих, выбирают вместе с остальными гражданами. Политическое единство народа их выбор не нарушает.  

Толпа, выходящая на митинг, — это лишь часть народа. В случаях таких крупных государств, как наше, — заведомо крайне незначительная. Толпа не вправе считать себя и не должна считаться представителем остального народа. Ей никто ничего не поручает представлять, да и не может поручить по определению. Митинг есть сугубо локальное политическое действие, в отличие от выборов, охватывающих всю страну. Большинство граждан заранее о нем ничего не знает и знать не может, а потому не способно сформулировать и выразить какое-либо отношение к нему. Интернет и отдельно взятые социальные сети, конечно, значительно упростили коммуникации, однако весь народ они всё равно не охватывают.

Хорошо, скажут мне. Но, может быть, остальной народ постфактум признает толпу своим представителем, солидаризируюсь с предъявленными ею требованиями или хотя бы просто не возражая против них? Об этом можно рассуждать лишь теоретически, поскольку никаких всенародных голосований по этому поводу никто не проводил. И несогласные с толпой найдутся всегда. Отделять их от народа, противопоставлять ему нельзя. Точнее, можно делать это, так сказать, риторически. Но политически, повторяю, народ включает всех граждан. В том числе тех, против действий которых толпа протестует. Политическая и деловая элита, правительство, чиновничество, полиция и т.д. — это тоже часть народа. Никакая толпа их из народа не исключит.

Одна народа часть протестует на площади, другая обеспечивает порядок, третья — многократно большая! — «безмолвствует». Из этого что-то следует? Много чего. Но главное то, что из этого не следует. Не следует народного волеизъявления. Здесь же нет политического единства, какое создает электоральная процедура.

Предвижу следующее возражение. Как быть с фальсификациями? Народ свое слово на выборах сказал, и толку? Как добиваться правды? На это я отвечу, что правда бывает разная. Бывает такая, которая переворачивает всё с ног на голову. Ну или, если угодно, ставит с головы на ноги. То есть правда, полностью опровергающая официальную версию. И бывает другая, принципиально ничего не меняющая, лишь добавляющая какие-то коррективы. Это раз.

И два. Любая оценка, претендующая на роль политической установки, руководства к действию, обязана быть аргументирована. В случае с призывами к перевыборам или пересчету голосов необходимы тщательно собранные и оформленные доказательства значительного количества нарушений. Какие-то ролики на YouTube, чьи-то личные истеричные рассказы и пр. — это всё не доказательства. Нет, кого-то они убеждают, безусловно (в первую очередь на тех, кому доказательств никаких не нужно, кому «всё и так известно»).

Если доказательств нет, то говорить не о чем.

Понятно, что такой подход нипочем не удовлетворит любителей справедливости и демонстраторов гражданского достоинства. Но давайте будем откровенны до конца. То, что они делают, суть самозванство и фактическое покушение на узурпацию, а значит, не менее опасная фальсификация, чем та, против которой они протестуют. Толпа, будучи лишь частью народа, выдает себя и за него самого, и за его представителей, и одновременно норовит навязать ему собственную интерпретацию реальности как единственно верную. Одно беззаконие (не доказанное!) пытаются «исправлять» другими беззакониями.  

Толпа, разумеется, может победить. Добиться своего полностью или частично.  Истории известны множество подобных примеров. Но надо четко отдавать себе отчет в том, что всё это не имеет никакого совершенно отношения к народовластию.   

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...