Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Формула счастья проста. Это — когда работа и хобби совпадают»

Дирижер Юрий Симонов — о Версале в своем оркестре, вреде свободы и планке качества
0
«Формула счастья проста. Это — когда работа и хобби совпадают»
Дирижер Юрий Симонов, фото: ИТАР-ТАСС/ Эмиль Матвеев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве стартовал традиционный новогодний фестиваль «Русская зима», хедлайнером которого станет Академический симфонический оркестр Московской филармонии. Сегодня в БЗК коллектив поможет Денису Мацуеву представить новый альбом Matsuev. Liszt, а 23 декабря сопроводит концерты Листа в исполнении Бориса Березовского. Накануне  художественный руководитель и главный дирижер оркестра Юрий Симонов ответил на вопросы «Известий».

Вам предстоит выступать в Большом зале консерватории. Как вы оцениваете перемены, происшедшие с этой концертной площадкой?

— По-моему, там сейчас все прекрасно: красиво, чисто, аккуратно. Зал всегда хорошо звучал, и после ремонта это качество сохранилось. Об акустике говорить почти бессмысленно, так как она воспринимается с разных мест по-разному. Конечно, есть просто плохо звучащие залы, но Большой зал консерватории к ним не относится.

Вы 16 лет были главным дирижером Большого театра, но потом приняли решение уйти. Вы добровольно покинули эту должность?

— Подтолкнула меня к этому решению перестройка. Пока Министерство культуры занималось Большим всерьез, вникая во многие аспекты жизни театра, выполнять возложенные на меня задачи было относительно легко. Но когда отлаженный десятилетиями порядок начал разрушаться, некоторые перестали ответственно относиться к делу. В какой-то момент я понял, что дальше работать в привычном для меня стиле уже не смогу, и легко расстался с театром. В мире много мест, где настоящий профессионал может найти для себя работу. Жизнь показала, что так оно и есть.

— Вы дирижировали постановкой «Руслана и Людмилы» Глинки в Большом театре. Новую постановку Большого видели?

— Зачем расстраиваться? Я вполне могу представить себе, как все это может выглядеть, ведь я уже имел «удовольствие» видеть премьеру «Онегина». Жаль, что Большой вынужден в угоду моде работать на свой имидж. Только непонятно — при чем тут Глинка или Пушкин?

Вы пишете учебник по дирижированию. Чем может письменное руководство помочь начинающему дирижеру?

— В нашей профессии есть моменты, которые трудно выразить словами, но само ремесло описанию подлежит. Хочу написать книгу, с помощью которой любой музыкант мог бы научиться на приличном уровне руководить исполнением несложного произведения. Из дирижирования не стоит делать мистическую профессию. Об особых ее тайнах, конечно, можно говорить, но только начиная с довольно высокого уровня мастерства.

В сентябре Марк Горенштейн со скандалом покинул должность главного дирижера ГАСО. Правы ли музыканты, устраивая бунты?

— Кирилл Петрович Кондрашин говорил мне: «Юра, вы можете сказать музыканту все, что о нем думаете. Но форма должна быть идеальной». Золотые слова! Я очень требователен в работе — «за музыку» могу все соки выжать. Но музыкантов люблю и не обижаю. Марк Борисович тоже требовательный человек, но, наверное, переступил черту. С другой стороны, известно, как неблагодарны бывают оркестранты. В случае с ГАСО, видимо, с обеих сторон были ошибки. Для успешного руководства коллективом нужно обладать чувством меры. Излишняя жесткость вредна. Слишком много свободы — тоже плохо.

А в вашем коллективе какая атмосфера царит?

— У нас в оркестре Версаль. Я своим музыкантам все прощаю, кроме неаккуратной игры и безразличия к музыке. Я говорю им: «Вы не мои рабы, и я не ваш раб. Мы все — рабы композитора и должны тянуться к максимально высокой планке качества!» У нас прекрасные отношения. Единственная наша проблема — разница в зарплате по сравнению с более высокооплачиваемыми коллективами. Поэтому, когда поступают более выгодные в материальном отношении предложения, некоторые не выдерживают и уходят. Кто-то заходит в кабинет попрощаться и сказать спасибо, а кто-то уходит, не сказав ни слова.

Вы когда-нибудь испытывали состояние творческого кризиса?

 — Это состояние мне незнакомо. Я постоянно в работе. Конечно, весь день настроение не может быть прекрасным. Но для преодоления усталости есть способы: поработать над книгой или позаниматься с учеником. Мое поколение воспитано так: любить то, чем занимаешься, и заниматься тем, что любишь. Формула счастья проста: счастливый человек — тот, у кого работа и хобби совпадают. Я не увлекаюсь ни футболом, ни рыбной ловлей. И при этом чувствую себя прекрасно.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...