Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Поп-музыка прекратила свое существование в 1980-х. Сейчас мы просто повторяемся»

Энцо Генацци (Пупо) — о русских девушках прошлого века, жанре «спагетти-поп» и кризисе оперы
0
«Поп-музыка прекратила свое существование в 1980-х. Сейчас мы просто повторяемся»
Энцо Генацци (Пупо). Фотография предоставлена пресс-службой «Европейской медиа группы»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В преддверии своего выступления на фестивале «Легенды Ретро FM» один из самых любимых итальянских поп-певцов встретился с корреспондентом «Недели».

— Первая ваша песня, которая стала популярна в России, — Gelato al ciccolato. Именно она крутилась на всех дискотеках и входила в сборники итальянской эстрады. Что эта песня сейчас представляет для вас, не надоело ли столько лет исполнять ее?

— Песня Gelato al ciccolato («Шоколадное мороженое») мне особенно дорога. В отличие от других артистов, которые в определенный момент своей карьеры устают петь свои самые знаменитые шлягеры и даже начинают открещиваться от них, я, когда пою эту песню, всегда воодушевляюсь и радуюсь. Конечно, я отдаю себе отчет в том, что она не очень глубокая, даже легковесная и поверхностная, но она несет в себе очень положительный заряд, а это для жанра легкой музыки является немаловажным фактором.

— Вы много раз бывали в России. Насколько разнятся ваши впечатления от СССР и сегодняшней России? 

— Впервые я приехал к вам в 1979 году и был буквально поражен русскими девушками, которые преследовали иностранных туристов с целью получения всяких заморских подарков из тогда еще более свободных и более развитых стран. У меня просто сжималось сердце, когда я видел этих девушек у магазинов «Березка». В воздухе летал запах бедности, который я никогда не забуду. Сегодня у вас, конечно, все изменилось. Приезжать в Москву — это то же самое, как приезжать в Нью-Йорк или Париж. Я осознаю, что не все проблемы вам удалось еще решить, и особенно в этот непростой момент политического и экономического кризиса, возможно, кто-то оплакивает старые времена. Но Россия сегодня — это уже другая страна, где я очень хорошо себя чувствую.

— Выступая на музыкальном фестивале «Легенды Ретро FM», вы автоматически подписываетесь под этим статусом. Как он вам?

— Я никогда не считал себя к легендой. Легенды живут в свете своего собственного мифа, в какой-то собственной личине, где они вынуждены находиться, из которой они не могут выбраться в современный реальный мир... Я считаю себя — и надеюсь, что это так — артистом разносторонним: я и ведущий на популярных телевизионных программах, и радиоведущий, я и книги пишу. Моя любознательность всегда подталкивает меня жить и в настоящем, и в будущем. Для меня прошлое — это всегда зеркало, куда я изредка заглядываю, но где нельзя долго задерживаться. 

— Что сейчас представляет собой фестиваль в Сан-Ремо и является ли он такой же путевкой в жизнь для молодых артистов, какой он был в 1980-е?

— Фестиваль в Сан-Ремо потерял всю свою былую привлекательность. Сегодня спустя неделю после Сан-Ремо люди уже даже не могут вспомнить, кто там вообще выступал-то! Сегодня это телевизионный фестиваль, а в музыкальном отношении он уже практически ничто.

— Вы писали песни для других исполнителей. Какие из них, кроме Sarà perché tiamo вы считаете самыми удачными и автором какой песни какого композитора вы бы хотели быть?

— Помимо песни из репертуара Ricchi e Poveri Sarà perché tiamo я написал еще несколько песен, одна из которых называется Hophopsomarello, ее в 1981 году на фестивале в Сан-Ремо исполнил певец, о котором сегодня практически ничего не слышно, — Паоло Барабани. Есть очень много песен в репертуаре итальянских исполнителей, автором которых мне очень хотелось бы быть, особенно в репертуаре Лучо Баттисти (автор текста — Могол). Среди этих песен номер один для меня — Lacanzonedelsole.

— Критики называли вас и то, что делали ваши коллеги в то время, «спаггети-поп» и относились к итальянской поп-песне иронично, предрекая жанру недолгую жизнь. В принципе жанр оказался не таким уж долгоиграющим. В чем причина?

— То, что имеет способность преодолевать границы, имеет очень большое народно-культурное значение и ценность, и это стоит выше всяких критических замечаний и суждений. Причина, по которой все эти песни, написанные 30 лет назад, до сих пор живут в сердцах людей, — это их безусловная гениальность. Сегодня песни пишутся и продумываются в основном за столом, естественно, от этого в них меньше вдохновения, они не совсем настоящие. Музыка поп закончилась, на мой взгляд, в 1980-х годах, сейчас мы просто банально повторяемся. То же самое произошло и с оперной музыкой, которая завершилась в конце XIX века. Все, что делалось в этом жанре, имеет очень относительную ценность. Поэтому даже сегодня, когда речь заходит об опере, всегда говорится о периоде XVIII–XIX веков, и именно поэтому ставятся оперы того времени.

— Может ли возникнуть такой феномен сейчас и что для этого должно измениться в итальянской песне?

— Нет, хочу повториться, нет больше похожих феноменов, какими мы были в прошлом. У современных песен срок небольшой. Сегодня очень мало певцов, которые могут позволить себе жить, зарабатывая ремеслом артиста. Многим приходится или приспосабливаться, или искать смежные профессии. Как пелось в одной старой итальянской песне, «Вот и музыка закончилась!».

17 декабря. Фестиваль «Легенды Ретро FM», спорткомплекс «Олимпийский». 19.00.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...