Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Либерман осознает необходимость работать с Россией

Глава МИД Израиля привез в Москву предложения, которые помогут обеим нашим странам сохранить позиции на Ближнем Востоке
0
Либерман осознает необходимость работать с Россией
Министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман. Фото: REUTERS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москву приехал министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман с пакетом предложений о двустороннем сотрудничестве. Были подписаны соглашения в сфере освоения космоса, а также по активизации бизнес-связей двух стран. Но экономика в данном случае неразрывно связана с политикой.

— С Россией у нас немало разногласий, но работать с ней необходимо, — заявил министр в пятницу на встрече с журналистами.

В первую очередь речь идет о развитии между двумя странами экономических связей. Например, $50 млн инвестиций вкладываются в завод израильской фармацевтической компании Teva в Ярославле. «Мосметрострой» выиграл тендеры на прокладку железнодорожных тоннелей между Тель-Авивом и Иерусалимом. А по мнению первого вице-премьера РФ Виктора Зубкова, разработка газовых месторождений на шельфе Израиля, поставка туда оборудования для энергетики, альтернативная энергетика — вот самые перспективные направления сотрудничества.

— Либерман последовательно проводит прагматические идеи, — считает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. — Когда есть общий бизнес, за ним тянется и политика.

По мнению Сатановского, Россия достигла стабильности, а также технологического уровня, способного заинтересовать зарубежных партнеров. Наш военный флот, в свою очередь, может получить базу в Израиле вместо имеющейся сейчас базы в сирийском городе Тартус, предполагает эксперт. «Когда свергнут президента Сирии Башара Асада в Сирии, российского порта в городе Тартус не станет, — уверен Сатановский. — И куда заходить нашим морякам? Либо на Южный Кипр, либо в Хайфу».

Геополитический интерес к России со стороны Израиля вызван тем, что Москва сохранила влияние на Ближнем Востоке, пусть и не в той степени, как это было во времена СССР.

— Позиция Москвы по ближневосточному урегулированию, по иранской проблеме важны для Тель-Авива, — говорит гендиректор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев. — Израиль будет стараться, чтобы политика России не сближалась с тегеранской.

Сегодня положение Израиля весьма неустойчиво. В соседней Сирии может пасть режим Башара Асада, который, конечно, враг Израиля, но враг проверенный, от которого известно чего ждать. Кто придет вместо него — неясно. В Египте к власти приходят исламисты, от которых тоже неизвестно чего ждать. Обострено до предела противостояние с Ираном. Отношения с Турцией после захвата «Флотилии свободы» в 2010 году сильно обострились. «Мы не в восторге от нового курса Турции, но и повлиять на него мы не можем», — заявил в пятницу Авигдор Либерман.

В таких условиях Тель-Авиву нужны партнеры, которые могут в случае обострения ситуации вмешаться, чтобы остудить ситуацию. Таким партнером как раз и может стать Россия с ее правом вето в Совбезе ООН. А усиление экономических связей пойдет только на пользу политическим отношениям.

Комментарии
Прямой эфир