Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Шарль Азнавур прощается и не уходит

Классик французского шансона обещал петь до 90 лет. И слово держит. 12 декабря мэтр даст сольный концерт в столичном Кремлевском дворце.
0
Шарль Азнавур прощается и не уходит
Шарль Азнавур, фото: Xavier Thomas
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Одаренного сына армянского народа Шахнура Вахинака Азнавуряна, навсегда принадлежащего Франции под именем Шарль Азнавур, сегодня мало считать лишь прославленным певцом-сонграйтером или даже «крупнейшим драматическим талантом», как говаривал Морис Шевалье. 

Миниатюрный, поджарый, седовласый 87-летний мьсе Шарль – одушевленная энциклопедия послевоенной культуры ХХ века. Ему давно уже вполне подошли бы выступления в формате устных вечеров Ираклия Андронникова. Представим себе следующую картинку.

Жизнелюбивый, обаятельный командор ордена Почетного легиона, названный однажды журналом Time «артистом столетия», садится, скажем, на высокий табурет (какой он иногда использует в своих концертах) и в круге света, выхватывающего его из сценического полумрака (такой прием по сей день применяется в азнавуровских программах), зачитывает - под романтичную оркестровку или одинокий аккордеон - фрагменты собственных мемуаров, коих издано уже немало.

Рассказы Шарля начинаются примерно так: «Когда я впервые отправился в Америку, меня, по приезде, тормознули в эмигрантском «отстойнике» на Элис-Айленд. Если бы не полторы тысячи долларов, которые мне быстро прислала моя закадычная подружка Эдит Пиаф, не знаю, как бы все обернулось. Это она, кстати, как-то заставила меня сделать пластическую операцию носа». Или так: «Более полувека назад Жан Кокто пригласил меня в свой фильм «Завещание Орфея». Там еще снимались Пабло Пикассо, Франсуаза Саган, Серж Лифарь, Юл Бриннер, Жан Маре». А может так: «Мне было уже хорошо за 30, когда я влюбился в юную Лайзу Миннелли. Наш быстротечный роман вряд ли мог закончиться браком».

Добавим сюда ретроспективный видеоряд, виды Парижа, Нью-Йорка, пейзажи Армении – и спектакль готов. Публика Шарля, уверен, с придыханием ему бы внимала.

Но могучий старик, дай ему бог здоровья, по-прежнему поет. На его фоне 77-летнему Леонарду Коэну, странствующему по свету со своей «Аллилуйей», а тем паче 70-летнему «мальчишке» Бобу Дилану, еще рано именоваться патриархами музыкальной поэзии.

Прощание со сценой получается у Азнавура в кобзоновском стиле. Длится с 1999 года. Тогда у артиста появились определенные проблемы со здоровьем, да и приближение миллениума казалось весомым аргументом для красивой коды. "Великий шансонье завершает карьеру вместе со своим веком" - чем не слоган для мирового турне?

Шарль дал за год почти двести концертов – от Квебека до Парижа. В октябре 2000-го раскланялся «на бис» во французской столице, где родился в 1924-м и…приступил к новым проектам. Выпустил мюзикл о Тулуз-Лотреке и новый альбом «Aznavour 2000». После чего объявил вторую серию «прощального тура». Гастроли растянулись еще на год.

В 2004-м серией выступлений в парижском Palais des Congrеs Азнавур отметил свое 80-летие. А в 2006-м задумался о следующем витке своего многолетнего прощания, для чего полетел на Кубу к известному пианисту Чучо Вальдесу, с которым записал диск-посвящение «Colore Ma Vie» знаменитому гитаристу из Buena Vista Social Club Компаю Сегундо. Пластинка в джазово-латиноамериканских тонах вышла меланхолической и тревожной. Открывала ее композиция «Земля умирает». В некотором роде это выглядело завещанием Мастера.

Презентовать «кубинский» альбом и заодно окончательно расставаться с поклонниками Азнавур вновь поехал по всей Европе. Весной 2007-го он добрался до московского Кремля. Тот аншлаговый концерт 82-летнего певца уж точно смотрелся прощальным. Особенно когда в финале Шарль с грустным, признательным взглядом исполнил русско-французскую «Вечную любовь» из советского блокбастера «Тегеран-43». Все, казалось, поняли, что здесь он больше не споет. И ошиблись.

Кроме заявлений об уходе со сцены, Азнавур еще раньше обещал в интервью одному зарубежному изданию, что «собирается работать до 90 лет и умереть в 100». Почтенный мужчина решил, значит, сдержать именно это слово.

Минувшей осенью он, по обыкновению, «навсегда» простился с любимым залом «Олимпия», где ему аккомпанировал струнный ансамбль, джазовый бэнд, подпевала дочь Катерина, а сам Шарль в ностальгическом гимне La Boheme, как и прежде, изящно взмахивал белым платком.

Он повторит это 12 декабря в Кремле. Опять как в последний раз. Но до 90 у него еще есть время. И, значит, мэтр, при желании, сможет к нам вернуться.             

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...