Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Райли, Фостер, Уинслет и Вальц играют как мхатовские «старики»

На российских экранах «Резня» Романа Полански — самый остроумный фильм года
0
Райли, Фостер, Уинслет и Вальц играют как мхатовские «старики»
Кристоф Вальц и Кейт Уинслет. Источник: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат выходит «Резня» Романа Полански — фильм, чья премьера на Венецианском фестивале шла под несмолкающий хохот публики, хотя комедией в чистом виде он не является. В основе — популярнейшая пьеса француженки Ясмины Реза «Бог резни» (имя автора и название созвучны только в русском переводе). 

Московским театралам сюжет знаком по спектаклю, поставленному Сергеем Пускепалисом в «Современнике». Но Полански основательно «отжал» растиражированный по миру текст, уложив фильм в рекордные час двадцать, и ни разу, за исключением пролога и эпилога, не вывел действие за пределы нью-йоркской квартиры.

Не манхэттенской, кстати, а бруклинской, и это существенно: проблема социального статуса — то, что волнует героев «Резни» больше всего, хотя они как люди интеллигентные не сразу позволяют себе об этом проговориться.

В квартире, где происходит действие, проживает семейство, состоящие из мужа, жены и двух детей-подростков. Муж-простак (Джон Си Райли) торгует оптом сантехникой. Жена-интеллектуалка (Джоди Фостер) пишет книгу о гуманитарных проблемах Африки и увлекается современным искусством.

Про дочку мы узнаем только, что однажды она притащила домой хомячка, а папаша, испытывая к грызунам иррациональное отвращение, выбросил его вон из квартиры. Про сына — что в драке его ударил палкой другой мальчик и выбил два зуба. И вот родители обидчика приехали в гости, чтобы спокойно все обсудить.

Приехали издалека (судя по всему, как раз с Манхэттена) и ненадолго — поскольку спешат на концерт. Но разбирательство затягивается. А мирные поначалу посиделки превращаются в «резню», эмоциональную поножовщину, когда становится понятно, сколь условно благополучие обоих семейств и какими фобиями и комплексами оно оплачено.

«Мы все оказались во власти бога резни», — говорил на пресс-конференции в Венеции Кристоф Вальц. Он играет отца «агрессора», преуспевающего юриста, который не отнимает от уха мобильный телефон. Чем безмерно раздражает свою жену, холеную бизнес-леди в элегантном черном костюме (Кейт Уинслет).

И вроде поначалу все проблемы мирно разрешены, извинения принесены, компенсация за выбитые зубы обещана, и пора бы расходиться. Но — еще одна чашечка кофе «на посошок», неосторожно сказанное слово, слишком нервная реакция на него — и вот уже в разговоре всплывает судьба несчастного хомячка, а там и до взаимных оскорблений рукой подать.

В какой-то момент героиню Уинслет начинает рвать прямо на раритетный каталог Кокошки — любимого художника хозяйки, мобильный юриста разлетается о стену, лицо Джоди Фостер искажается гримасой долго скрываемого страдания, герой Райли с ненавистью смотрит на свою жену, и с еще большей — на жену «противника», в общем — на войне как на войне, причем о первопричине распри уже никто не вспоминает.

«Невъездной» в Штаты Полански все интерьерные сцены снимал в Париже, то есть на родине пьесы, но перенес действие в Бруклин вряд ли лишь с целью в очередной раз высказать американцам все, что он о них думает. Любая европейская столица в этом контексте воспринималась бы как некий конкретный город. Нью-Йорк — как символ западной цивилизации в целом.

Да и состав участников подчеркнуто интернационален: в актерском ансамбле, помимо  американцев (Фостер и Райли), задействована англичанка (Уинслет) и австриец (Вальц), а сам режиссер — поляк. Пролетарии интеллектуального труда объединились, чтобы рассказать историю еще более апокалиптичную, чем «2012», хотя и очень смешную.

В 99% случаев изначальные данные — замкнутое пространство съемочной площадки и четыре звезды, разыгрывающие сюжет, — привели бы к уходу фильма в «антрепризность». Полански снимает так, что если какие-либо театральные аналогии и приходят на ум, то это дошедшие до нас в записи спектакли с мхатовскими «стариками».

Впрочем, после съемок режиссер признавался, что и сам был поражен способностью этой четверки больших актеров к ансамблевости, к тому, чтобы работать на пас партнеру, а не на сольную партию.

И еще одно важное сообщение, на сей раз для защитников прав животных. Выброшенный из дома хомяк оказался цел-невредим. И это, пожалуй, единственный по-настоящему симпатичный персонаж фильма.

«Резня» — в прокате с 8 декабря.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...