Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Марат Гацалов приблизил Сибирь к Оклахоме

Герои спектакля «Август: графство Осейдж» употребляют наркотики по системе Станиславского
0
Марат Гацалов приблизил Сибирь к Оклахоме
фото: Виктор Дмитриев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Молодежный театр «Глобус» (Новосибирск) представил спектакль «Август: графство Осейдж». Режиссер постановки Марат Гацалов разглядел в пьесе современного американского драматурга Трейси Леттса об индейской резервации темы, близкие русскому менталитету.

Действие пьесы происходит в большом старом доме, расположенном в Оклахоме. В XIX веке там находилась резервация индейцев. Предки главных героев — ирландские поселенцы обосновались здесь примерно в это же время. Сейчас — это большое семейство, состоящее из двух пожилых пар и их взрослых детей.  

В прологе глава семьи, спившийся поэт Беверли Вестон, нанимает жене Вайолет сиделку — молодую индианку Джонну, после чего бесследно исчезает. Появлением в заброшенном родовом поместье трех взрослых дочерей Вайолет обязана ему. 40-летние женщины, давно позабывшие про дочерний долг, приезжают на поиски отца, но через несколько дней неожиданно оказываются на его похоронах. 

Разгадка смерти Беверли (труп находят в озере), как и положено, — в финале. Правда, детективный сюжет пьесы — лишь обманка, повод для серьезных размышлений, к которым подводит зрителя драматург. 

Невероятное количество скандалов, из которых состоит пьеса, воспринимается легко благодаря чувству юмора, коим Леттс владеет в совершенстве. Лучшая сцена — поминки Беверли, во время которых взаимные оскорбления детей и родителей перерастают в драку.

И хотя литературный материал сулил создателям спектакля победу (недаром Леттс был удостоен за «Август: графство Осейдж» Пулитцеровской премии), перед режиссером стояла непростая задача.

С одной стороны, нужно было адаптировать американские реалии, с другой — не превратить пьесу в отчаянную помесь «чернухи» с «бытовухой». И Гацалов справился с этой задачей. Вместе с художником Алексеем Лобановым он максимально подселил публику к героям, посадил справа и слева от сценической площадки. В амфитеатр между рядами поставил две кровати, заставив зрителей подслушивать разговоры, которые ведут семейные пары ночью.

Пространство сценической площадки нарочно перегрузил бытовыми предметами: старой разномастной мебелью, фигурками, вазами, книгами, установил на авансцену ванну. А дальше использовал свой излюбленный прием — смешение бытовой подробности с абсолютной условностью, натурализма с театральностью.

Вся мебель обложена валунами, из велосипедных колес, вентиляторов служанка конструирует индейские обереги против злых духов и развешивает их по сцене. Тем самым подчеркивая, что прошлое округа Осейдж просвечивает сквозь его настоящее.

Но если историю Америки русский зритель в школе подробно не изучал, то группу The Doors, песню Light My Fire и сериал «Доктор Хаус» знают почти все. Поэтому когда главная героиня пьесы Вайолет (повзрослевшая Дженис Джоплин) ложится в ванну с таблетками викодина или в наркотических грезах подпевает Джиму Моррисону, она кажется «своей».

Вообще, главный козырь постановки — предельная откровенность и органика, которой обладают ее участники. Гиперреализм, почти натурализм, в котором смело существуют актеры, в сочетании с хорошей литературой (автор явно продолжает Фолкнера и Теннеси Уильямса) дает повод оценить достижение театра, который не боится современной драматургии, талантливой режиссуры и театральных экспериментов. 

Комментарии
Прямой эфир