Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Северная Корея готова менять атом на еду

Пхеньян способен ликвидировать дефицит электроэнергии только за счет строительства АЭС
0
Северная Корея готова менять атом на еду
фото: EPA/ИТАР-ТАСС
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Северная Корея заявила о том, что приступает к завершающей стадии создания атомного реактора на легкой воде, а также об успехах в обогащении урана. Вся ядерная программа преследует исключительно мирные цели, подчеркнул представитель МИДа. Пхеньян готов также обсуждать «ядерную тему» на шестисторонних переговорах, которые может возобновить без дополнительных условий.

— Стране действительно отчаянно нужна  электроэнергия, ведь ГЭС на небольших горных реках с изменчивым руслом не построить. Она не располагает месторождениями угля, а создание альтернативной энергетики слишком дорого. В этих условиях атомная энергетика может стать выходом, — объясняет ведущий научный сотрудник Корейского центра Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов.

Но заявления о достижениях преследуют и политическую цель, считает специалист по проблемам Северо-Восточной Азии, профессор РГГУ Валерий Денисов.

— Северная Корея хочет, чтобы с ней общались как с равной, учитывая ее интересы. Лишь на таких условиях она готова договариваться, — говорит профессор.

Однако всех тревожит вопрос: а какого рода атомную программу развивает режим? Любое заявление о мирном характере исследований тут же упирается в недостаток доказательств, ведь Северная Корея не сотрудничает с МАГАТЭ. При этом официальные лица настаивают, что признание права на мирный атом — непременное условие для начала международного обсуждения ядерной проблемы. Но противники не хотят его дать, пока не будет доказано, что самая закрытая страна в мире готова поставить под контроль свое ядерное оружие. Она должна открыться для МАГАТЭ и присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия, полагает Валерий Денисов.

— Опыт Ливии показал, что отказываться от ядерной программы невыгодно, — считает Константин Асмолов. — Каддафи в 2003 году свернул работы в этой области и стал общаться с бывшими противниками, но его все равно разбомбили. И Пхеньян это учитывает.

— КНДР не прочь выполнить требования мирового сообщества, но хочет получить от этого какие-то дивиденды, — считает Валерий Денисов.

Заявления Пхеньяна о близких успехах в области мирного атома появились в разгар скандала вокруг Ирана. Незадолго до этого в южнокорейской прессе прошли сообщения, что на иранских ядерных объектах, включая Натанз и Кум, работают сотни северокорейских специалистов. То есть две страны, подпадающие под международные санкции, стараются поддержать друг друга.

Политика Ирана и КНДР во многом схожа. И те и другие намекают на имеющееся в их распоряжении оружие массового поражения, не давая никаких подтверждений.

— Северной Корее, в отсутствии собственной военной промышленности, остается надувать щеки и говорить о ядерной программе, — считает Константин Асмолов.

Но вся ее программа, по данным эксперта, — это три неудачных пуска за 11 лет. При этом КНДР никогда не говорит про ядерное оружие, только про ядерное сдерживание. Если начнется война между двумя Кореями, то Юг выставит армию дронов и другой автоматической техники. Автоматические часовые, например, вдоль южнокорейской границы уже стоят. «Это означает противопоставление человеческого потенциала промышленному, — поясняет Асмолов. — Но солдата надо растить 18 лет, а машины собираются на конвейере за считанные часы. Поэтому Пхеньян планирует использовать атомное оружие как средство электромагнитного подавления дронов».

Российский МИД отреагировал на заявления КНДР, призвав ее ввести мораторий на всю ядерную деятельность и пригласить экспертов МАГАТЭ освидетельствовать обогатительный объект в Ненебене.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...