Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Тайсон Фьюри одолел Чисору и защитил титул чемпиона мира по версии WBC
Мир
Израиль ударил по целям в секторе Газа
Армия
Российский военный отогнал горящую машину с боеприпасами и спас сослуживцев
Экономика
Правительство расширило субсидии и гранты для животноводов и сельхозпроизводителей
Мир
Будапешт назвал потолок цен на нефть РФ вредным для европейской экономики
Мир
В нескольких областях Украины объявили воздушную тревогу
Спорт
Сборная Аргентины обыграла Австралию и вышла в четвертьфинал ЧМ-2022
Спорт
Месси побил рекорд Марадоны и Роналду по количеству голов на чемпионатах мира
Армия
Связисты под шквалистым огнем боевиков эвакуировали раненых сослуживцев
Спорт
Исмаилов одержал победу над Шлеменко
Мир
Ирландский политик призвал главу ЕК поспособствовать приближению мира на Украине
Мир
Зеленский назвал установленный ЕС ценовой потолок на нефть из РФ в $60 несерьезным

Один день из жизни Монти Питонов

отрывок из книги "Питоны о Питонах. Автобиография"
0
Один день из жизни Монти Питонов
Обложка книги "Питоны о Питонах. Автобиография"
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

ТЕРРИ ДЖОУНЗ: Мы снимали сцену на Мосту Смерти и собрались на краю Теснины Непреходящей Опасности. Надо было сделать групповую сцену — мы все на этой тропе. А Грэм был нашим гуру по скалолазанию и прочему — он же раньше занимался альпинизмом. И вот собираемся снимать, а Грэм близко к краю не подходит, его трясет с головы до пят — в ужасном, в общем, состоянии. Я ничего не понимаю, подумал — высоты боится: «Быть не может, он же скалолаз!» Только потом сообразил, что у него началась трясучка — он ушел в завязку, чтобы сыграть короля Артура, — вот тут-то я про него все и понял. В итоге по мосту прошел Хэмиш Макиннес[1] — он рейджером в Гленко работал. На вид мост очень опасный, хотя на деле идти по нему можно очень спокойно. Только Джон все равно не пошел.

 ДЖОН КЛИЗ: Я сразу сказал, что не стану этого делать. Когда понял, что надо будет пробежаться по мосту, сходил туда накануне вечером, чтобы потренироваться, проверить, насколько это трудно. И постепенно осознал, что пробежать по нему не смогу никак. Во-первых, низ кольчуги — куда ногу суешь, — это, в общем, кусок кожи, на подошву даже резинку не наклеили. Просто кожа, причем, разумеется, мокрая — там всегда сыро было, поэтому в такой обуви очень скользко. Потом сам этот мост — распорки по концам, провал и одни веревки по бокам. Я по нему походил — думал, попробую медленно, привыкну и смогу быстро. Два-три раза взад-вперед по нему прошелся и решил: «Нет, все-таки бегать по нему я не смогу, это самоубийство», — потому что пропасть там такая, что тут тебе и конец. Вот и сказал Терри: «Я никак не могу по этой конструкции бегать — иначе будет серьезный несчастный случай». Они нашли настоящего скалолаза, который просто перепорхнул на ту сторону.

 Из дневника Майкла Пэйлина, 11 часов, среда, Шотландия: Сидели с Эриком и Джоном и слушали истории горноспасателей: сколько народу гибнет каждый год в этих живописнейших горах. Насладитесь зрелищем: Хэмиш Макиннес, руководитель горноспасательной службы из Гленко, швыряет в пропасть резиновые трупы рыцарей. Некоторые кадры, по-моему, вышли очень хорошо — вчера лазили по множеству ужасающих уступов. Воскресный вечер, конечно, был самым примечательным — я очень хихикал, читая меню, потому что Эрик где-то раздобыл весьма высококачественную траву. Грэма под конец пытался соблазнить некий абердинский джентльмен, приехавший сюда порыбачить. Грэм, очевидно, устоял, но нажрался так, что будь здоров, и разбудил меня в час ночи — стал барабанить в дверь и орать, что он Кайзер Этель. Днем съемки шли медленно, масса озабоченных физиономий — опять отстаем от графика. Продюсер уверяет, что эти кадры сильно отяготили бюджет.

 ЭРИК АЙДЛ: Все довольно схематично, зато это рыцарский поход, вот он за собой все и тянет: «Будем искать Святой Грааль». На самом деле больше ничего и нет, а по пути случаются разные приключения, и только в конце понимаешь, что по сути снимаем вообще без всякого сюжета. Мы не знали, как все закончить. Концовку предложил я — сказал так: «Надо все просто прекратить. Должна явиться полиция и всех арестовать, а объектив пусть кто-нибудь рукой закроет». Моя дочь терпеть не может этот конец, говорит: «Это конец, что ли? И все? Ненавижу». Ну а что делать — большую битву мы себе позволить не могли. У нас была кучка студентов по четыре фунта в день, их наснимали уже со всех возможных ракурсов, но массовки все равно не хватало.

 ТЕРРИ ДЖОУНЗ: В первый день — съемки первого кадра, мы все на этом мосту, и не только у Грэма трясучка, так что он к краю и близко подойти не может, но и в камере на первом же плане срезало зубцы с какой-то шестерни, и когда оператор ее открыл, изнутри посыпались винтики! А у нас только одна камера с синхронным звуком!

 ТЕРРИ ГИЛЛИАМ: На первом же кадре камера ломается. И это — мой первый режиссерский план! Что же делать? Все у нас не так. Как-то нам удается запустить другую камеру, и мы снимаем крупные планы, которые можно было и в огороде каком-нибудь сделать. Стоим перед великолепнейшим пейзажем — и делаем крупные планы. Чистое безумие. Но снимать кино мы очень быстро научились.

 МАЙКЛ ПЭЙЛИН: Мы все в кольчугах, едем в фургоне на локацию, Терри уже там, вместе с Грэмом, который участвовал в первой сцене. И едем мы такие по величественному перевалу Гленко в минифургоне, переодетые в рыцарей. Помню, встречные, — а место там вполне популярное у туристов — оборачивались так, как никто никогда не оборачивался. Просто шеи себе вывихивали при виде рыцарей в «форде» под Гленко.

 ДЖОН КЛИЗ: Мы облачались в эти кольчуги — а дело происходило в апреле в Шотландии, — взбирались на гору, а там дождь, не сильный, но хватает, чтобы промокнуть на весь день. И никаких зонтиков, и мы ходим во всем этом мокрые, пока не закончим. А как заканчиваем, все галопом по машинам — и начинается гонка до гостиницы, потому что горячей воды там в аккурат на 60 % постояльцев. В общем, гонка за ванну. Мы с Эриком в какой-то момент просто выселились оттуда и переехали в другой отель — чуть получше, с бассейном.

 МАЙКЛ ПЭЙЛИН: Нам было очень неудобно из-за этих кольчуг, хоть они и не настоящие были, а просто из очень толстой шерсти. Но когда намокали, становились очень тяжелыми и оседали вниз — будто ходишь в нижнем белье со свинцовыми грузилами.

 ЭРИК АЙДЛ: Там было холодно, сыро и убого.  Лядский ужас. Вообще никакой радости. По-моему, никакого удовольствия мы не получили. Единственное счастье — когда приехали девчонки, и мы с Джоном выписались оттуда и заселились в другую гостиницу чуть дальше по дороге, где была горячая вода, потому что в нашем отеле ее на всех не хватало. Ты по восемнадцать часов на съемках — и без ванны. Время определялось по тому, насколько намокли у тебя трико, потому что вся вода впитывалась в эту шерсть. В общем, мы нашли другую гостиницу с горячей водой, а на следующую ночь приехали все девчонки, которые снимались в сцене в замке Бубон, и мы подумали:повезло нам, или как? Будто лучик света — приехали женщины нас подбодрить. А потом их у нас отняли.

[1] Хэмиш Макиннес (р. 1930) — шотландский альпинист, спасатель, автор книг по скалолазанию.

"Питоны о Питонах". Автобиография"

Грем Чэпмен, Джон Клиз, Терри Гиллиам, Эрик Айдл, Терри Джоунз,Майкл Пэйлин, под ред Боба Маккейба; пер. с англ. М. Немцов. M.: Додо Мэджик Букрум, Ахмад Ти в России, 576 с

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир