Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Главная проблема в том, что Алла Джиоева не захотела оставаться в правовом поле. Ее ошибка в том, что она отказалась принять участие в заседании Верховного суда. Если бы она или ее представитель воспользовались сделанным предложением и пришли туда со своими встречными аргументами, заявили бы какие-то ходатайства, то ей было бы сейчас легче апеллировать. Но она не пришла, и суд вынес решение на основе данных, предоставленных штабом Бибилова. И их никто не опроверг.

Явившись в суд, Джиоева могла проиграть это дело, но у нее осталась бы возможность апеллировать. Прежде чем переходить к гражданскому противостоянию, надо пройти все необходимые юридические инстанции. И тогда есть возможность говорить: мы предприняли все возможные меры, пытались остаться в правовой плоскости, но у нас этого не получилось.

Главные претензии, фигурировавшие в суде, — это подкуп как избирателей, так и членов избирательных комиссий, а также давление на членов избирательных комиссий в день выборов. Эти действия осуществляли крепкие ребята-борцы, подконтрольные Дзамболату Тедееву.

Необходимо вернуться назад, чтобы понимать, что происходит в Южной Осетии. Был клан Кокойты. Был клан Тедеева. Когда-то это была одна группа, но потом они разругались. То есть в 2001 году они приходили к власти вместе. Потом Кокойты вытолкал из власти братьев Тедеевых (один из них был убит) и стал единолично править. Затем Москва сказала, что она не удовлетворена тем, как расходуются российские средства, и хочет, чтобы власть в Цхинвале была у человека, которому она доверяет. Про которого достоверно известно, что он ничего не украл. Им оказался Анатолий Бибилов. Клан Кокойты с этим не смирился — на выборах была выставлена куча альтернативных кандидатов. Если бы этого не произошло, то при поддержке Москвы Бибилов выиграл бы в первом туре. А так его противники просто доигрались. И когда оказалось, что во второй тур не пробился ни один из их кандидатов, а выходит Бибилов вместе с Джиоевой, представляющей клан Тедеевых, они начали что-то делать, но поезд уже ушел.

Надо понимать, что приход к власти Джиоевой — это вопрос физического выживания или бегства из республики для целой группы лиц из окружения действующего президента.

В России к кандидатуре Джиоевой есть вопросы. Поскольку главные претензии к команде Кокойты были по расходованию бюджетных средств, то приход Джиоевой, которая была осуждена за мошенничество и превышение должностных полномочий, был бы нежелателен. Она продавала за деньги бесплатные российские образовательные квоты.

Оптимальным выходом был бы какой-то внутриполитический диалог, учитывая всю неоднозначность ситуации. Но Джиоева на данный момент к нему не готова. Точнее, не она, а те люди, которые за ней стоят.

На самом деле первоначальные сведения о том, что ей отказано в участии в повторных выборах, не подтверждаются. Верховный суд такой запрет не вынес, а оставил этот вопрос на рассмотрение Центризбиркома. Я вообще удивляюсь, как она была допущена к выборам, имея непогашенную судимость.

Сможет ли действующий президент Эдуард Кокойты, выступающий сейчас гарантом сохранения спокойствия в республике, выполнить такую функцию — это большой вопрос. Его антирейтинг в Южной Осетии весьма высок, а уровень доверия крайне низок. Сложно представить себе механизм и некоего внешнего вмешательства. Говорят, что посредником мог бы выступить глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров. Но вряд ли у него хватит влияния, чтобы умиротворить противоборствующие стороны.

Автор — директор  Международного института политической экспертизы

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...