Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Последние годы российскую государственную машину не ругает только ленивый, а слово «чиновник» стало синонимом всего самого отрицательного и абсолютно неразрывно связывается в общественном сознании со словом «коррупция». В чем проблема и можно ли изменить машину госуправления быстро и эффективно?

История российского чиновничества — это около 300 лет одиночества и единичные, зачастую неумелые и фрагматичные попытки реформирования. XXI век дал России уникальную возможность, когда вялые попытки власти реформировать госслужбу подталкиваются стремительным изменением внешних условий: переход от социализма к капитализму, интеграция в мировую экономику, необходимость структурных перемен внутри страны. Интернет заставляет раскрываться для граждан, а любая имитация становится все более и более очевидной и все чаще встречается с системным общественным протестом.

При этом, если говорить о работе с талантами на госслужбе, о притоке «свежей крови», ориентация только на западный опыт (в первую очередь Европы и США) невозможна: у нас другие сроки развития демократии, другая история, другие стартовые условия и слишком малые сроки вообще всех реформ. Надо осознать российскую специфику и не прийти при этом в отчаяние, Салтыков-Щедрин и Зощенко все еще дышат нам в спину.

Да, конечно, чиновничество как масса, которая вообще-то должна качественно обслуживать население, закостенело и погрязло. Все чаще нам говорят, что панацея — это приход «свежей крови» из бизнеса. Тезис не бесспорный — бизнес недалеко оторвался в развитии от чиновников, если смотреть в целом, и абсолютно «рыночных» кусков бизнеса по-прежнему мало. Поэтому приход людей из бизнеса, может и скорее всего, не принесет желаемого эффекта, так как ценности и тех, и других все-таки слишком похожи (например, коррупционная составляющая может и не сильно уменьшиться, а в худшем случае и возрасти, все будет зависеть от аппетитов приходящих). Поэтому, конечно, должна быть ротация — но это не главное.

Гораздо важнее «прогонять» чиновников через бизнес-модели, учить за рубежом и делать эффективнее. В первую очередь и массово — молодежь и среднее звено. А для бизнеса нужна система горизонтальных переходов, так как, похоже, массово (особенно на уровне выше среднего) бизнесмены на госслужбе не приживаются, есть только исключения. И вот тут роль государства чрезвычайно велика. В первую очередь важно продекларировать желание менять систему. А одной из самых важных деклараций государства о намерениях является строка в бюджете. Государство должно инвестировать в систему подготовки и обучения новых госслужащих. Инвестировать много, привлекая лучших независимых экспертов. Страшно объявить, что мы будем платить чиновнику много, его же и так ненавидят, но в какой-то момент придется это сделать. А дальше — надо отбирать, отбирать предельно жестко, потому что сейчас на госслужбе нужны не только эффективные и высокооплачиваемые. Нужны патриоты страны, готовые не только обслуживать, но и служить.

И последнее: костяк системы — это средний чиновник, и имя им легион; он не должен быть гением от управления, ему необязательно заканчивать Гарвард, и он никогда не будет получать зарплату менеджера General Electric. Но он обслуживает нас каждый день. И самое важное — сделать труд этих людей достойным, чтобы служба общественному благу стала не престижной, а хотя бы просто нормальной, достойно оплачиваемой и не стыдной.

 Автор — руководитель проекта «Кадровый резерв — Профессиональная команда страны»

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...