Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Французская модель слишком стройна для России

Российские и французские кинематографисты договорились действовать совместно
0
Французская модель слишком стройна для России
Источник: wikipedia.org
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Онфлере завершилась первая рабочая встреча Российско-французской киноакадемии. Перед этой несколько месяцев назад созданной организацией помимо общекультурных стоят и вполне практические задачи. Для Франции — закрепление на российском рынке, для России — более мощный выход на рынок международный, в том числе и путем ко-продукции.

К тому же словосочетание «французская модель кинопроизводства» наши творцы, как мантру, повторяют с самого начала перестройки — полагая, что, если в области кино сделать все, как во Франции, проблемы будут решены. После встречи в Онфлере стало понятно, почему эта мечта так и остается несбыточной.

Общий объем средств, который тратит Франция ежегодно на поддержку кинопроизводства, — €750 млн. (Россия — 4,3 млрд рублей.) Но в отличие от нас, эти деньги берутся не из госбюджета. В 1946 году, еще при де Голле, в Париже заработал Фонд поддержки кинематографа, CNC, в который поступает процент от продажи билетов в кинотеатрах, продажи фильмов телевидению и так далее.

Потом именно эти деньги возвращаются кинематографистам в качестве «господдержки». Причем объем их зависит от того, насколько успешными были прошлые фильмы данного продюсера или режиссера. Чем активнее на них ходили зрители и, соответственно, чем больше денег поступило в фонд, тем масштабнее будет поддержка нового проекта. Если же продюсер или режиссер — дебютанты без «кредитной истории», они подают заявку на конкурс. И экспертный совет CNC решает, давать им деньги или нет. Но в любом случае эта поддержка составляет лишь небольшую долю от бюджета картины.

Смета проекта формируется так: 30% вкладывает телеканал (во Франции 40 каналов, которые показывают фильмы, и все они финансируют кинопроизводство); 25–30% — сам продюсер (как правило, это кредиты); 10% — предоплата дистрибутора и столько же поступает от иностранных прокатчиков (если таковые есть). Остальные 30–35% — это так называемое gap-финансирование, то есть деньги, которые добираются в последний момент из разных источников, в том числе и от CNC. Когда фильм выходит в прокат, после вычета всех налогов, 50% сборов остаются у кинотеатров. Остальные приходят к продюсеру, который обязан в первую очередь рассчитаться c теми, кто вкладывал деньги.

— Но ведь тогда получается, что продюсер фактически ничего не зарабатывает, если вообще не уходит в минус? — спросил у французских коллег новый глава киностудии «Централ Партнершип» Марк Лоло.

— Да, — ответили ему, — это так. Французские продюсеры, за исключением нескольких коммерчески суперуспешных, получают возвратные деньги очень не скоро и отнюдь не в большом количестве. Иными словами, «французская модель» работает на кинематограф в целом, а не на продюсеров лично.

В России все организовано с точностью наоборот. Доля государственной поддержки у тех, кто ее получает, может доходить до 70% (а в отдельных случаях и до 100%). Причем это деньги, которые поступают из федерального бюджета и распределяются либо через Министерство культуры, либо через Фонд кино.

Механизм же возврата пока толком не отработан. То есть даже абсолютный коммерческий провал не приведет ни к разорению компании, ни к утрате права на господдержку следующего проекта. Более того, никак не влияет на объем этой поддержки.

А поднимать вопрос о том, чтобы определенный процент с проданных билетов отчислялся в фонд и таким образом создавалась «копилка» для кино, просто смешно: электронный билет (то есть компьютерный учет) формально введен, но фактически не работает. И вопрос, как сделать, чтобы он наконец заработал, стоял отдельным пунктом на Совете по кино под председательством Владимира Путина.

В общем, хотя от 1946 года нас отделяет более полувека, перенять опыт французов даже сейчас невозможно. И, кстати, совершенно не факт, что профессиональное сообщество, несмотря на все декларации, обрадуется этой модели.  

А вот способствовать совместному кинопроизводству для Российско-французской киноакадемии вполне реально. Как уже сообщали «Известия», в Онфлере прошел конкурс проектов, и победителям его академия присудила два гранта — по €40 тыс. С нашей стороны победителем стали режиссер Алексей Попогребский и продюсер Роман Борисевич с проектом LostRooms. 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...