Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Бибилов и Джиоева шли на равных

Юрий Мацарский о дне выборов в Южной Осетии, где оба кандидата были уверены в своей победе
0
Бибилов и Джиоева шли на равных
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Ацамаз Кочиев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Портрет одного из кандидатов — главы юго-осетинского МЧС Анатолия Бибилова — встречает въезжающих в республику раньше, чем таможенники и пограничники. На агитплакате — мужчина с решительным лицом, в военной форме с множеством наград. Слоган на плакате по-военному категоричен и краток: «Единство. Порядок. Развитие».

— Зачем эти пустые слова писать? Что он имеет в виду? Пусть конкретно расскажет: что он будет с республикой делать. А эти их слоганы не нужны никому, — возмущается житель Цхинвала Алан. — За кого буду голосовать, еще не знаю. Оба они демагоги.

Обвинения в расплывчатости предвыборных программ своих оппонентов активно используют и сами кандидаты.

Бибилов и Джиоева шли на равных

— У другого кандидата (Аллы Джиоевой. — «Известия») нет конкретной программы действий. Только набор из десяти тезисов, которые, по большому счету, ничего не значат. А я четко знаю, с чего начинать. С сельского хозяйства, — говорит в интервью «Известиям» Анатолий Бибилов. — У нас с давних времен республика аграрная, и если сельское хозяйство восстановить, то потом подтянется и легкая промышленность, и другие отрасли. Поэтому село — для нас главное сейчас.

В штабе Джиоевой над увлеченностью оппонента сельским хозяйством посмеиваются.

— Это чистой воды предвыборный ход, он ничего не понимает в аграрном деле, — говорит доверенное лицо Джиоевой Родион Сиукаев, раскладывая на столе фотографии рыжих лохматых телят. — Вот, полюбуйтесь. Это Бибилов в пятницу, за два дня до выборов, развез по частным хозяйствам калмыцких бычков. Они у нас не выживут просто, им огромные пространства нужны для выпаса. А где их найти в горной республике?

В штабах обоих кандидатов в предвыборную субботу — общереспубликанский День тишины — собирают информацию о допущенных соперниками нарушениях. Бибилов ждет группу своих сторонников, везущих из отдаленных сел в Цхинвал съемку запрещенной в этот день агитационной деятельности оппонентов. Джиоева перебирает ворох ксерокопий паспортов, владельцы которых в один и тот же день — 10 ноября — оказались прописаны в одной и той же квартире.

Бибилов и Джиоева шли на равных

— Эти люди никогда не жили в Южной Осетии. Им гражданство дали накануне выборов указом Кокойты (действующий президент Южной Осетии. — «Известия») только для того, чтобы они за Бибилова проголосовали, — Джиоева водит пальцем по объемному списку новых граждан республики. — Ведь власти знают, что вся республика за меня, все уже устали от Кокойты, и никто не пойдет голосовать за его ставленника Бибилова.

К Кокойты у осетин много вопросов. Главный — когда уже в Цхинвале сделают дороги? Сейчас они даже хуже, чем были после войны. Гигантские ямы, лежащие прямо на проезжей части канализационные трубы и крайне редко расчищаемые гололед и лужи. При том что в городе все прекрасно знают, что значительная часть из выделенной Россией материальной помощи республике должна была быть направлена именно на восстановление коммуникаций.

— Расследовать, куда ушли эти деньги, необходимо будет специально созданной комиссии, которая обязательно появится, если я стану президентом. И войдут в эту комиссию в первую очередь те, кто сейчас противостоит мне на выборах, — обещает Бибилов.

В штабах кандидатов кажется, что их сторонники готовы разорвать друг друга на части, но в день голосования на избирательных участках все мирно. В школе на улице Дмитрия Медведева, где голосуют жители построенного на деньги российской столицы Московского района, наблюдательницы от противоборствующих кандидатов весело перешептываются, сидя за смотрящими прямо на урну партами.

— Мы вообще подруги, но за разных кандидатов сейчас. А так — зачем нам ссориться, — хихикают женщины. — Нарушения? Нет, никаких нарушений, все по закону идет.

Директор школы и председатель расположенной в ней участковой избирательной комиссии Русудан Гобозова говорит, что нарушений в ходе голосования не может быть в принципе:

— Мы выдаем бюллетени только по спискам избирателей. Списки я лично составляла — обходила дома, вписывала жителей, так что чужой здесь не проголосует. Кроме того, каждому проголосовавшему ставим в паспорт штамп, и второй раз он уже просто не сможет проголосовать. К тому же за каждым участком не так много людей закреплено. Даже в Цхинвале на участках в списках человек 400–500, в селах и того меньше.

Ни наблюдатели, ни члены избирательных комиссий не могут даже предположить, кто же станет новым президентом республики. Не больше понимания в день голосования было и у работников социологических контор, проводивших опросы избирателей на выходах с участков. Осетины крайне неохотно говорили о своем выборе, ссылаясь на свои права. «Тайное голосование» — эту фразу местные жители даже в разговорах друг с другом произносят по-русски и с придыханием, как нечто сакральное.

Комментарии
Прямой эфир