Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Поклон Примадонне и букет Киркорова

Дима Билан отчитался перед VIP-обществом за прожитые годы
0
Поклон Примадонне и букет Киркорова
Дима Билан. Фото: Екатерина Штукина
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сольные концерты рок- и поп-исполнителей с симфоническими оркестрами постепенно становятся таким же обязательным элементом сегодняшних эстрадных шоу, как и исполинские видеопроекции в оформлении сцены. Дима Билан, сейчас усиленно сооружающий себе прижизненный памятник, не пренебрег вышеозначенным трендом.

Певец, недавно написавший автобиографические хроники «От хулигана до мечтателя», где поведал, как однажды в Брунее Майкл Джексон погладил его по щеке, теперь в сопровождении Венского симфонического оркестра имени Штрауса загодя отметил свое 30-летие (оно случится  через месяц — 24 декабря) в столичном «Крокус Сити Холле». 

И без того не самый затрапезный московский зал по такому случаю превратился в помесь ресторана с Колизеем. Самые дорогие и нужные досрочному юбиляру люди, начиная с Аллы Пугачевой, были званы за деликатно сервированные столы подле сцены, прочий люд полукругом разместился за их спинами до самых верхних балконных рядов.

Пестрое представление под вывеской «Дима Билан. 30 лет. Начало» более всего походило на быстрый ответ самого успешного российского ходока на «Евровидение» своему старшему коллеге и поклоннику того же конкурса Филиппу Киркорову. Последний полмесяца назад устроил два марафонских сольника в Кремле с насыщенной машинерией, костюмным дефиле, спецэффектами и утверждением, что он нынче «ДруGoy».

За это Дима преподнес Филиппу большой букет. В «Крокусе» Киркоров совершил аналогичный реверанс. Но суть не в обмене букетами двух претендентов на отечественное поп-первенство, а в состязании их амбиций и возможностей.

Оба тщательно «мониторят» тенденции мирового поп-рынка и желают быть актуальными и эффектными. И тот и другой (тут и каламбурчик вырисовывается) в душе надеются хоть на некоторую свою исполнительскую «экспортность» и конкурируют не столько с родимой попсой, сколько друг с другом и мысленно, наверное, с обитателями европейских хит-парадов.

Конечно, готовя свой юбилейный перформанс, Билан не мог не вспомнить о Стинге с его проектом Symphonicity, исполнявшимся и в «Крокусе», и, скажем, о «прощальном» туре Джорджа Майкла с его видеоархитектурой, и еще много о чем, включая, возможно, и недавнее киркоровское шоу.

То, что в итоге у Димы получилось, я бы охарактеризовал добротной (хотя бы по здешним меркам) имитацией. Билан не раз в течение вечера сравнивал себя нынешнего с прежним, 30-летнего с 23-летним, «хулигана», так сказать, с «мечтателем». Ему, конечно, нюансы видней. Но, на мой взгляд, самостоятельный почерк у него так и не появился и сопоставлять особо нечего, кроме его прежних музыкальных увлечений с сегодняшними.

Первые он упаковал в техно-хаус-попурри, над которым трудились диджей и группа брейкеров-акробатов. Вторые распределил по всему концерту, снабдив дуэтами и кавер-версиями. Их набралось, пожалуй, больше, чем нужно. Дима пел с Алсу, с Валерием Меладзе  (песня из нового билановского альбома «Мечтатель» — «Лови мои цветные сны»), который признался, что это «фактически импровизация». С Григорием Лепсом («Назад дороги нет») устроил нарочитую вокальную дуэль в глэм-роковом духе. Но все это выглядело не более чем стремлением сделать, «как у больших». Хотя, надо признать, с оркестровым аккомпанементом певец вполне справлялся.  

Юбиляр замахнулся и на Стинга, исполнив Shape of my heart. «Дал Рамазотти» в эффектных декорациях, спев испанскую Porque Aún Te Amo из первого своего не русскоязычного альбома Believe. Отвесил поклон Примадонне, жалостливо преподнеся ее мольбу «Не отрекаются любя». И панибратски напомнил, что такие люди, как Анастэйша, тоже пели с ним дуэтом. Тему Safety Дима спел за себя и «за Настю».

Билан переодевался из белого в черное, оголял торс, поясняя, что ему «дарят цветы за отсутствие жира», исчезал под сценой (кто же теперь этого не делает!) и выезжал из кулис со своими танцорами на дорожке-транспортере.

Видеоподиум, пролегавший по центру сцены, между двумя трехэтажными ложами, в которых располагался оркестр, становился то вечерним шоссе, то неоновой площадкой. Выдвинутые в партер фланги сцены позволяли артисту сближаться с аудиторией, «оттесненной» випами. В общем, зрелище наличествовало, а над укреплением харизмы и стилистикой Билану предстоит трудиться в следующее десятилетие.  

Комментарии
Прямой эфир