Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Иранский родственник «Елены»

В «Разводе Надера и Семин» Асгара Фархади та же тема, что у Звягинцева: столкновение двух социальных слоев и укладов жизни
0
Иранский родственник «Елены»
кадр из фильма, источник: КиноПоиск
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат выходит «Развод Надера и Семин» — один из самых нашумевших фильмов года, победитель последнего Берлинале сразу в нескольких номинациях. Снял его иранец Асгар Фархади, в 2003-м открытый Московским кинофестивалем.

Картина, естественно, проходит по разряду артхауса, как, впрочем, и любая другая, героями которой выступают люди, а не спецэффекты. Между тем «Развод Надера и Семин» — фильм самый что ни на есть зрительский. Настоящий психологический триллер. Да, он снят на фарси и не дублирован, а идет с субтитрами, но эти диалоги стоят того, чтобы быть услышанными (прочитанными), а вся коллизия — чтобы попытаться в ней разобраться.

Первая сцена. Суд. Бракоразводный процесс. Муж и жена, обоим слегка за 30, — типичные интеллигентны среднего класса. По виду их вполне можно принять за европейцев, тем более что вместо паранджи у женщины на голове элегантный платок. Выясняется, что развод нужен по единственной причине: жена хочет эмигрировать, потому что не видит в «этой стране» будущего для себя и дочери-подростка. А муж уезжать отказывается, поскольку не может бросить больного отца.

Суд дает время на размышления, женщина переезжает к своим родителям, а девочка остается дома, с отцом — тайно надеясь, что это заставит мать образумиться и вернуться. Теперь супруги не могут подменять друг друга у постели больного старика, и значит, нужна сиделка.

Она и появляется: того же возраста, что герои, благообразная, богобоязненная, не очень умелая, с маленькой девочкой,  сопровождающей ее повсюду, и еще одним ребенком, которого, она, как принято говорить в таких случаях, «носит под сердцем». Правда, хозяину дома о своей беременности не сообщает.

В один прекрасный день сиделка привязывает спящего старика к кровати, чтобы тот не упал, и уходит из дома по собственным срочным делам. Отсутствует недолго, но этого времени оказывается достаточно, чтобы произошло нечто, изменившее судьбу всех, причастных к этой истории.

Иранский фильм очень напоминает нашу «Елену» — и не только умением режиссера рассказать бытовую историю так, что она превращается в эпическое повествование о временах и нравах. В основе обеих картин — столкновения двух социальных слоев и укладов жизни. Люмпенизированного (супруг сиделки — агрессивный, хамоватый мужичок — уже давно болтается без работы, срывая злобу на окружающих) и относительно благополучного, рафинированного.

Только если  в российской картине  это высшая прослойка среднего класса, то в иранской — его типичные представители: люди, живущие на зарплату, делающие уроки с дочкой, заботящиеся о престарелых родителях…

Иран — далекая и малознакомая нам страна, но, если судить по фильму, у нас с ней немало общего. Во всяком случае, присутственные места: больница, суд, полицейский участок — очень похожи. Несмотря даже на то, что мысль о взятках тут никому не приходит в голову.

Поставить себя на место героев легко. И тем, кто, как в старом анекдоте, живет в соответствии с принципом: «Я не знаю, о чем вы тут говорите, но ехать надо», и тем, кто не хочет или не может никуда уезжать, но пытается и в «этой стране» жить, сохраняя достоинство и представления о долге.

Ощущение, в котором пребывает герой фильма (обстоятельства складываются так, будто специально загоняют тебя в угол), наверняка многие из нас испытывали. И сам герой, которого все уже так достало, что он пошел на принцип: не прогибаться перед быдлом, — тоже персонаж до боли знакомый. Но есть и одно существенное отличие.

В финале герой уже готов откупиться от люмпенской семейки, но просит сиделку поклясться на Коране, что обвинения, выдвинутые ею, не ложны. И та отказывается. Потому что грех. А значит, деньги, которые бывший работодатель готов заплатить в качестве компенсации, принесут в дом несчастье.

Представить себе российский фильм, где развязка наступает из-за того, что человек испугался ложной клятвы, можно. Но только если фильм проходит по разряду фантастики. А для Ирана это — вполне реалистическое произведение. Кстати, заявленное от страны на «Оскар». И жаль, что не придется ему столкнуться хотя бы в длинном оскаровском списке с «Еленой». Красивая получилась бы комбинация.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...