Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Кровопролитие устроили провокаторы, поддерживавшие режим Мубарака. Они хотят сорвать выборы»

Неформальный лидер «Братьев-мусульман» Мохаммед Судан — о новых волнениях в Египте, «вражеском» Израиле и будущем исламском президенте
0
«Кровопролитие устроили провокаторы, поддерживавшие режим Мубарака. Они хотят сорвать выборы»
Мохаммед Судан. Фото: Александр Шалгин/ИЗВЕСТИЯ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В крупных городах Египта снова проводят многотысячные демонстрации и убивают. Правительство подало в отставку, а исламистское движение «Братья-мусульмане» осудило новый всплеск беспорядков. Арабская пресса называет неформальным лидером движения Мохаммеда Судана.

— Господин Судан, кто, по вашему мнению, стоит за новыми беспорядками в Каире и Александрии, которые уже унесли жизни десятков человек?

— Я считаю, что это те, кто поддерживал режим прежнего президента Мубарака. Они мечтают о срыве выборов, поэтому и устраивают провокации (Судан — один из лидеров Партии свободы и справедливости, которой прочат победу на выборах. — «Известия»). В Каире в пятницу сначала всё было мирно, на площади Тахрир собралось много людей, требующих ответа от Высшего военного совета: отдадут они власть мирным путем или нет? К вечеру большая часть митингующих разошлась. Остались те, чьи отцы, мужья и братья погибли во время революции, или те, кто сам пострадал в ходе тех столкновений. Они нуждаются в помощи, многие из них пытаются добиться лечения в больницах. И вот на этих бедных людей утром субботы без предупреждения набросились полицейские. Они использовали слезоточивый газ, жгли палатки, одеяла и велосипеды. Несколько человек оказались убиты.

— А что случилось в Александрии? Почему и там есть погибшие?

— В Александрии в пятницу тоже была мирная акция. Вечером демонстранты разошлись по домам. Но в субботу, после того как стало известно, что произошло в Каире, люди вновь вышли на улицу, и начались столкновения с полицией.

— Были ли среди протестантов исламисты?

— Естественно, были, но кровопролитие развязали не они. Я уверен, что это были провокаторы, поддерживающие режим Мубарака, именно они начали оскорблять солдат и полицейских, бросать в них камни, после чего офицеры дали приказ открыть огонь резиновыми пулями и бросать в толпу гранаты со слезоточивым газом. Когда это не помогло, стрелять начали уже свинцом. Убили одного из демонстрантов, после чего в Александрии началась масштабная война — протестующие стали обзванивать друзей и звать их на помощь. Толпа собралась огромная, многие приходили с детьми. Даже совсем маленькими.

— Военные уже через несколько дней должны отдать власть избранному парламенту. Они это сделают?

— Сейчас я понимаю, что Высший военный совет, скорее всего, не собирается мирно отдавать власть, хотя еще недавно я был уверен, что офицеры тяготятся этим бременем. Но нет, командование вооруженных сил не хочет отдавать власть, возможно, потому, что они — часть режима Мубарака и боятся, что после установления гражданского правления кто-то из них может оказаться под следствием.

— То есть выборы под угрозой срыва?

— Мы очень боимся, что Высший военный совет попробует отложить их или отменить вовсе, поэтому лидеры идущих на выборы партий уже объявили, что ни к кому из военных руководителей не будут предъявляться претензии, никому не будут задавать вопросы о сотрудничестве с режимом. Я надеюсь, что выборы пройдут в назначенный срок. Но мы ожидаем провокаций при голосовании — сторонники Мубарака могут пойти на убийства, похищения людей.

— Если выборы пройдут в назначенный срок, на какой процент голосов рассчитывает ваша партия? Ее представители не раз заявляли, что им будет принадлежать не меньше 50% мест в новом египетском парламенте.

— Действительно, звучит оптимистично, но я, кстати, никогда не озвучивал таких цифр. Мои подсчеты несколько скромнее — 35–40% голосов. Однако с учетом голосов депутатов, которые пройдут в парламент по спискам близких нам идеологически партий, мы все-таки получим подавляющее большинство мест. Выйдите на улицу, спросите у людей: за кого они проголосуют? Я вас уверяю, примерно половина будет за нас.

— Кто ваш основной избиратель?

— Знаю, это прозвучит высокопарно, но мы готовы защищать интересы всех и каждого. Именно поэтому мы назвали нашу партию Партией свободы и справедливости.

— Но на Западе многие уверены, что название партии — лишь маскировка стоящего за партией движения «Братья-мусульмане».

— Да, действительно, партия основана нашей организацией. Но выбор названия — не трюк. Идя на выборы под именем «братьев», мы могли бы внести путаницу, ведь наша организация действует не только в Египте, но и ряде других стран. Пользоваться общим именем для победы в одном лишь Египте неправильно.

— Как «Братья-мусульмане», пускай и под именем Партии свободы и справедливости, будут отстаивать исламские ценности в стране, где запрещена деятельность политических объединений, построенных на религиозной основе?

— В нашей стране пока нет конституции. Есть временная, которая действительно не позволяет создавать партии на основе религиозных взглядов. Но мы и не собираемся отстаивать какие-то исключительно исламские принципы, мы защищаем общечеловеческие ценности: уважение к человеку, к его труду. Вообще, 17% наших членов — христиане-копты.

— Но вместе с тем программа партии не приемлет вступление в должность президента страны копта или женщины.

 — Мы с крайним уважением относимся к женщинам, они наши матери, жены, дочери и сестры. Но они периодически бывают раздражены, у них возникают проблемы. Вы понимаете, о чем я? В конце концов, женщины беременеют и им уже не до других забот. Да и христианин во главе преимущественно исламской страны — это неправильно. Но при этом все мы в Египте прекрасно понимаем, что мы не враги друг другу. Враг у нас один, и это Израиль. Высший военный совет не может справиться с израильской угрозой, не хватает политической воли. Но мы знаем, что нужно делать: вновь ввести войска на Синай. И мы сделаем это, как только власть от военных перейдет к гражданам.

— Но ведь парламент, по большому счету, избирают с одной-единственной целью — принять новую конституцию, на основе которой выберут президента.

— Конечно, не только для этого, но вы правы, подготовка выборов — одна из основных задач. В Египте так исторически сложилось, что президент — сильная фигура. Парламент и другие структуры — вторичны.

— Каковы шансы занять президентское кресло у кандидата, которого поддержит ваша партия?

— Время покажет. Надеюсь, недолго уже ждать осталось. 


Комментарии
Прямой эфир