Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Кудо-сан вступил на путь озарения

Танец буто только на первый взгляд выглядит издевательством над искусством
0
Кудо-сан вступил на путь озарения
фото: Константин Волков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На фестивале японской культуры J-Fest, прошедшем в Центральном доме художника (ЦДХ), выступил Такетэру Кудо, один из самых известных японских исполнителей танца буто. Этот танец недоброжелатели называют издевательством над искусством, а поклонники — новым способом выразить в движении жизнь человека.

Танцовщик в потрепанных джинсах появляется на сцене из темноты. Лицо замотано черным платком. Замедленные движения, полусогнутые ноги, судорожно скрюченные пальцы. Есть в этом что-то болезненное и в то же время завораживающее. Понятно, что Кудо-сан пытается донести до публики нечто очень важное, но язык, которым он изъясняется, смутен.

Воют аудиоколонки: высокие и низкие частоты переплетены так, что уши начинают болеть, будто одновременно включили перфоратор и бормашину. Буто исполняют в сопровождении музыки в стиле нойз или эмбиент. Кудо-сан предпочитает первое. В Москву он приехал вместе с Кэидзи Хаино. Седовласый музыкант в темных очках (их он, как утверждает, не снимает даже ночью) считается одной из культовых фигур «японойза», самого жесткого направления нойза.

Во время танца Это звучит одна из мелодий Хаино-сана. Под выворачивающий до рвоты рев по сцене мечется танцовщик. Бьется в конвульсиях, застывает в изломанных позах, заглядывает в глаза зрителям, будто ищет поддержку или сочувствие. Теперь на Кудо-сане уже нет ни платка, ни джинсов, только набедренная повязка из рваной мешковины и гульфик на веревочках, прикрывающий причинное место. Он обсыпает себя пудрой из стоящего на сцене ведра, и на белом лице выделяются воспаленные глаза.

На вопрос, о чем танец, Кудо-сан отвечает:

— Смысл моего выступления — это ваши ощущения после того, как вы увидели танец. Недаром считается, что буто близок к буддизму. Загадка, ответ на которую надо искать не путем логики, а с помощью озарения.

Буто сродни джазу. Но не в смысле музыки, а потому, что и там и там важна импровизация. Она рождает танец, считает Кудо-сан.

— Я стараюсь перевоплотиться во что-то, — говорит он. — Это может быть камень, животное, да что угодно. Потом эти образы сплетаются в танец, где одно неотделимо от другого, как и в окружающем мире.

Несмотря на приземленность, буто не менее выразителен, чем устремленный ввысь классический балет. Просто для постижения и разъяснения общечеловеческих истин используется иная эстетика, грубая и жесткая. Как дзен-буддийская медитация на разлагающийся труп. Звучит мерзко, выглядит тем более, а суть вполне корректна — понять, что все в этом мире преходяще.

Недаром буто считается в Японии, а сегодня уже и не только там, одним из методов психосоматической терапии. Этот танец помогает примирить тело и сознание.

— В России хорошая театральная школа, поэтому зритель подготовлен к восприятию искусства, пусть и отличающегося от общепринятого, — считает Такэтэру Кудо.

Вероятно, это так. Правда, рассчитывать, что буто станет массовым увлечением, вряд ли стоит — слишком уж далеко оно от привычных нам образцов. Но чтобы понять, что разные пути ведут к одной цели, буто вполне подходит.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...