Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Играю в "Бесах". Время такое — бесов вокруг полно»

Актер Максим Матвеев — о супружеской измене, чертовщине и черно-белом кино
0
«Играю в "Бесах". Время такое — бесов вокруг полно»
Максим Матвеев, фото: Татьяна Панкратова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

28 ноября в театре «Табакерка» - премьера спектакля «Дьявол». Главную роль Евгения Иртенева сыграет Максим Матвеев, известный широкой публике как муж Лизы Боярской, а истинным киноманам по фильмам «Тиски», «Стиляги» и «Тариф новогодний». Накануне премьеры Максим Матвеев ответил на вопросы «Недели».

Кому принадлежала идея поставить повесть Толстого в «Табакерке»?

— Режиссеру Михаилу Станкевичу. Желание поставить «Дьявола» на профессиональной сцене у него возникло еще во время учебы в РАТИ, на курсе Сергея Женовача. Михаил предложил «Дьявола» Табакову, и Олег Павлович загорелся этой идеей.

И как вы отнеслись к предложенной роли?

— С удовольствием на нее согласился. Это роль-подарок, правда сложная. Лев Николаевич затрагивает такие интимные переживания, которые обсуждать как-то не принято. Но, мне кажется, стоит о них поговорить.

— Кем вы выступаете по отношению к Иртеневу — прокурором или адвокатом?

— К нему сложно относиться с позиции прокурора. Да, Иртенев совершает некрасивые по своей сути поступки, но я жалею своего героя. Вижу все его минусы, но пытаюсь оправдать.

— У повести «Дьявол» два финала. В одном погибает герой, в другом — его возлюбленная, какой выбрали вы?

— Давайте не будем раскрывать все секреты. На самом деле трудно сказать, что страшнее. Любой вариант финала означает гибель Иртенева.

— А что послужило причиной гибели? Вы для себя сформулировали, как называть то чувство, которое он испытывает: любовь, страсть, наваждение?

— Сложно сказать. Изначально, наверное, страсть, которая переросла в любовь. А после стало невозможно находиться рядом с женой, которую больше не любишь. Но и со Степанидой быть нельзя, потому что взвалил на себя такую ответственность, от которой нельзя избавиться, — дом, семью.

— На сцене МХТ идет спектакль «Крейцерова соната»,  в «Табакерке» появится «Дьявол» — вас не смущает назидательная интонация обоих произведений?

— Толстой не случайно объединил их в дилогию. Мне не хочется заниматься морализаторством, тем более что это отталкивает зрителя. Люди предпочитают учиться на своих ошибках. Но что возразишь Толстому? Посыл писателя заключен в эпиграфе к «Дьяволу»:«всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем».

— Вы думаете, возможно избежать соблазна?

— Да в том-то и дело, что есть абсолют, к которому нужно стремиться, но... не получается. (Смеется.) Наш спектакль как раз об этом. Каждый мужчина переживал в жизни подобные моменты. Просто у кого-то они разрешались успешно, а у кого-то — нет. В «Дьяволе» Толстой рассуждает о последствиях страсти.

— Вы из тех актеров, кто погружается в образ? Иртенев на вас как-то повлиял?

— Я люблю, что называется, включаться по полной. Погружаюсь полностью. Ты же вскрываешь какие-то свои проблемы за счет героя. Подключаешь эмоции, опыт. Становишься впоследствии более здравым, спокойным. Выпустим премьеру — а там посмотрим.

— Как работалось со Станкевичем?

— Он очень талантливый и толковый парень. По первой профессии Михаил — актер, в качестве режиссера он не стремится выпятить себя. Главное для него — выразить идеи, заложенные в произведении. На этом пути он отталкивается от чутья актеров, от их понимания роли. Я ему доверяю и надеюсь, что это обоюдно.

— Сложные моменты в работе были?

— В любом случае создание спектакля — это дискуссия, спор. Но это часть работы. Мы не ссорились, не конфликтовали.

— Планируете встретиться на сцене со своей женой Лизой Боярской?

— Конкретных планов мы не строим. А так, почему бы и нет. Главное, чтобы материал был достойный. Не скрою, мы периодически получаем подобные предложения, но они не вызывают желания на них откликнуться. Пока другой работы достаточно.   

— На роли в театре вам грех жаловаться, как обстоят дела в кино?

— В феврале выйдет фильм «Август восьмого» Джаника Файзиева. В этой картине я играю капитана российской разведки. У моего персонажа есть реальный прототип, Герой России. Еще снялся у Карена Оганесяна в «Городе солнца» — телевизионной восьмисерийной истории с полуфантастическим сюжетом. Играю героя Александра Домогарова в молодости. Достаточно жесткий сюжет, этим он мне и нравится. А этой осенью мне посчастливилось сняться в картине Станислава Говорухина «Лифт в преисподнюю» по детективу Ноэля Калефа. Это стильное черно-белое кино, интереснейшая история.

— Сложно было с Говорухиным работать?

— Нет. Станислав Сергеевич жесткий режиссер, но с ним интересно. Мне так кажется, нам удалось создать союз актера и режиссера.

— Снимаетесь сейчас где-то?

— Нет, и не буду до весны. Выпускаю «Дьявола», а затем в МХТ Виктор Рыжаков будет ставить «Бесов».

— Вы будете играть Ставрогина?

— Ну, так распределили. (Смеется.) Значит, буду.

— Кажется, сейчас трудно найти театр, в котором не идут «Бесы». С чем связан такой интерес к этому произведению?

— Да время такое — бесов вокруг полно.

Ближайшие спектакли Максима Матвеева:

«Пиквикский клуб», МХТ им. Чехова, 18 ноября

«Конек-Горбунок», МХТ им. Чехова, 19 ноября

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...