Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Во Франции исчезнут мигранты, а вместо искусства будут паштеты

«Карта и территория» Мишеля Уэльбека обнаружила русский след. Новый роман обладателя Гонкуровской премии выходит в издательстве Corpus
0
Во Франции исчезнут мигранты, а вместо искусства будут паштеты
Мишель Уэльбек. Фото: Mariusz Kubik
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

 «Карта и территория» — первый роман, написанный Мишелем Уэльбеком со времени его визитов в Россию в 2006 году. Тогда, глядя на погруженного в свои мысли писателя, трудно было угадать, какое впечатление на него произвела Москва. В прошлых романах он находил применение для экзотики испанского острова Лансароте и таиландской Патайи. Можно было ожидать, что новое повествование не обойдется без прихотливого «русского следа». Тем более что в России Уэльбек обрел не только хорошие переводы (на этот раз авторства Марии Зониной), но и читательскую благосклонность.

Писатель действительно обозначил Россию в «Карте и территории». Более того, именно русский взгляд на Францию он выбрал точкой отсчета для своего футурологического прогноза. Главный герой романа, не слишком амбициозный парижский художник Джед Мартин, неожиданно «раскручивается» с помощью русской пиарщицы Ольги Шеремеевой.
«Славянская дива» c крохотной сумочкой Prada представляет новое поколение «трогательных русских, которые привыкли любить некий образ Франции — ее галантность, гастрономию, литературу и страшно огорчались, убеждаясь, что реальная страна постоянно обманывает их ожидания».

«Реальная страна», как показывает Уэльбек, состоит из одиноких людей, для которых неизвестно, что лучше: встречаться друг с другом или повесить на заборах замки покрепче. Одиночка Джед Мартин, например, красиво фотографирует старые карты и ловко придумывает картины вроде «Билл Гейтс и Стив Джобс, беседующие о будущем информатики».

Но этим визуальным образам, как и заброшенному архиву «бумажной архитектуры» его идеалиста-отца, требуется словесное сопровождение. Текст для каталога заказывают самому Мишелю Уэльбеку, проживающему в Ирландии «нелюдиму с ярко выраженными мизантропическими наклонностями». Встреча изобразительного искусства и литературы происходит — это главный сюжет романа, — но результат получается гротескным.

Уэльбек-герой снабдил немотствующего художника словами, слова подхватили арт-критики, арт-критиков услышали коллекционеры — от Романа Абрамовича до Франсуа Пино, коллекционеры взвинтили цены, картины стали стоить миллионы, на запах миллионов пришел криминал. Причем криминал пришел именно за писателем, который когда-то снабдил художника словами.

Всю эту коллизию Уэльбек описывает c фирменной невозмутимостью, которую и на этот раз не стоит путать с циничностью. Автор «Карты и территории» — по-прежнему остается наследником традиции enfants terribles французской словесности. Он пишет не ради провокации или обличения общественных пороков, у него и без этого немало задач: не пройти мимо самых болевых тем, продолжать утонченную литературную игру и оставаться современным.

Условно говоря, Аполлинер писал о Сезанне и экспериментировал со средневековыми жанрами, Уэльбек пишет о Джеффе Кунсе и включает в роман целые фрагменты из рекламных текстов или Википедии, cегодняшнего кладезя мудрости.

От классического романа XIX века Уэльбек берет занимательность и обязательное присутствие идеала, который, впрочем, очень тщательно запрятан между издевательскими абзацами. «Карта и территория» — череда остроумно написанных сцен: беседа Джеда с хорватским водопроводчиком, мирная жизнь думающего полицейского Жаслена. Герой, оказавшийся на маленькой улочке в пригороде Цюриха, где бордель соседствует с центром эвтаназии, гадает, какая из организаций более успешна: «Рыночная стоимость страданий и смерти превысила цену наслаждений и секса».
Наконец, автор показывает, как Франция променяет «карту на территорию»: парижане забросят снобизм, возьмутся за плетение корзин и другие традиционные ремесла, страна превратится в туристическую Мекку. Повысится рождаемость, исчезнут иммигранты. Только вместо искусства будут исключительно паштеты. Круг опять замкнется. Но зато Ольга останется довольна.  

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...