Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Одна из последних по времени инициатив президента прозвучала на государственном совете о повышении роли регионов в модернизации 11 ноября. Предполагается внести в Думу законопроект о государственном стратегическом планировании, который определяет порядок разработки стратегических документов и связывает разрозненные стратегии в единый механизм. Подготовленный  Минэкономразвития еще в 2009 году законопроект дает право президенту России, Счетной палате РФ и органам финансового контроля проверять, насколько эффективным было выделение бюджетных средств на ту или иную стратегию (их, по оценке Минэкономразвития, около 300) и насколько полученный результат пошел на пользу экономике страны. 

Прошедшее время было использовано для ведомственных согласований между Минэкономразвития и Минфином, которые, судя по всему, пока так и не договорились. Но тут важна сама постановка вопроса. Совсем нелишне будет систематизировать эти очевидно недешевые инициативы, а также ввести в систему контроль за эффективностью расходования выделенных средств в процессе реализации этих, как бы сказать, инноваций.

Но прежде стоит несколько упростить тему и терминологию. Речь, видимо, идет о том, чтобы понять, какие из проектов, гордо именуемых стратегиями, действительно направлены на решение конкретных проблем, а какие являются грамотными обоснованиями для освоения бюджетных средств с целью улучшения благосостояния инициаторов или тех, чьи интересы инициаторы лоббируют. В данном случае не так важно, федеральные это или региональные программы, если они финансируются из бюджета (соответственно федерального или местного).

По словам бывшего министра финансов Алексея Кудрина, бюджет 2012 года балансируется только при $117,2 за баррель. Поскольку предпосылки для такой цены просматриваются, мягко говоря, неявно, безусловно, стоит внимательнее относиться к госрасходам. Тем более что предвыборный сезон и разбрасывание электоральных обещаний и без того хорошо поправит (увы, не в смысле здоровья) расходную часть.

Здесь самое время вспомнить о практически утраченном в новые времена, а прежде весьма и весьма полезном институте профессиональной экспертизы. Просьба не путать это с тем, что в интернете называется экспертным сообществом. Поскольку последнее весьма абстрактно и весьма неопределенно по специализации тех, кого принято этим сообществом называть. Речь идет о коллегиальном рассмотрении проблемы или задачи профильными институтами, лабораториями, группами специалистов и отраслевыми экспертами. Да, институтов почти не осталось, отраслевых специалистов тоже немного (об этом в другой раз — но проблема близка к необратимо критической), однако они есть. Речь ведь идет об экспертизе проектов большой и очень большой стоимости.

Разумеется, никакая, даже самая профессиональная, экспертиза не справится с откатно-распилочной системой освоения бюджета. Но оценить целесообразность, проработанность, включая технические этапы реализации, порядок сметных расходов она вполне в состоянии. Крайне важно, чтобы помимо ведомственных в рассмотрении принимали участие и независимые эксперты. А в каких-то случаях — да, приглашенные из-за рубежа и имеющие практический опыт в конкретных проектах. Это нормальная практика, если всерьез вести речь об эффективности и сокращении госрасходов. В советские времена именно профессиональная экспертиза остановила (да, при помощи общественного обсуждения и выступлений писателей и общественных деятелей, но в первую очередь — она) великую идею поворота рек, нашедшую художественное отображение еще раньше в известном произведении «Течет вода Кубань-реки, куда велят большевики».

Кто-нибудь слышал про профессиональную экспертизу великого проекта расширения Москвы до туда-не знаю-куда? Про обсуждение вопросов обеспечения домостроительных и других строительных  мощностей, энергообеспечения, логистики, инфраструктуры, структуры занятости, обеспеченности трудовыми ресурсами, программы развития новых территорий и оптимального использования освобождаемых.

Конечно, если речь о том, чтобы построить еще одну бюрократическую Барвиху — тогда да, все это лишнее. Но если программа серьезная — где же выкладки и выводы специалистов? Или оценка есть, но она составляет государственную тайну? У российского бюджета уже есть закрытая — не статья даже, а целый роман, именуемый «военный бюджет». Это обстоятельство и так делает задачу сокращения бюджетных расходов скорее художественной. Уместно будет вспомнить, что на одну госпрограмму вооружения на 2011–2020 годы потребуется более 20 трлн рублей.

Понятно, что программа закрытая по определению и вопрос, как и куда будут расходоваться средства, останется открытым для очень узкого круга допущенных лиц. Но даже эти весьма доверенные люди с самым серьезным допуском не знают, что будет на углеводородном рынке через год, а тем более — через пять или шесть. Рынок и сегодня весьма волатилен, и пока нет оснований считать, что ему гарантирована стабильность высоких цен. Все это знают — а всё равно 20 трлн в программу заложено.

Помимо военной программы есть еще достаточно масштабных проектов, многие из которых возникают по политическим, популистским либо, как уже говорилось, по лоббистским инициативам.

Так что, признавая весьма полезной идею о стратегическом планировании в принципе, хотелось бы изначально отделить стратегии, рожденные тремя вышеназванными причинами, от тех, появление которых вызвано реальной необходимостью. Но и эти последние также нуждаются в профессиональной экспертизе и контроле. И, кстати, стоит вспомнить, что в советские времена Госплан был организацией серьезной, он располагал большим количеством высококвалифицированных специалистов, а также очень сильной научной организацией — Институтом Госплана. Это я не про советскую власть, ни в коем случае. Я про серьезные балансовые модели, точные расчеты и профессиональную экспертизу. Это та царица-пчелка, которая точно пригодилась бы в эпоху неизбежного отвердения прежде резинового бюджета.  

Комментарии
Прямой эфир