Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сухоруков прошел путь от гнома до короля

В спектакле Театра на Малой Бронной знаменитый актер заполняет собой все пространство
0
Сухоруков прошел путь от гнома до короля
Виктор Сухоруков в роли Тартюфа. Фото: Владимир Кудрявцев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Народный артист Виктор Сухоруков последнее десятилетие играет в театре редко, но метко. Заманить его на подмостки можно только интересной ролью, лучше — заглавной. В прошлом году он замахнулся на хрестоматийного «Царя Федора Иоанновича» Алексея Толстого, сейчас взялся за мольеровского «Тартюфа».

Однажды актер признался — чтобы роль заинтересовала его, в ней должно быть слово «вдруг», то есть неожиданный поворот. И режиссер Павел Сафонов, сделавший когда-то с Сухоруковым спектакль «Сны Родиона Романовича», дал актеру возможность все найденные в пьесе «вдруг» реализовать.

Например, в первом действии герой Сухорукова умудряется обмануть не только доверчивого Оргона, но и публику. По пьесе он появляется на сцене не сразу, дав возможность всем остальным персонажам перемыть ему косточки. В итоге зритель ждет  ханжу, обжору и лицемера, а на сцену нерешительно выходит симпатичный человечек — то ли домовой, то ли гном, то ли большое дитя. Тартюф смущенно озирается, стесняется смотреть на дам, краснеет и охает.

Неужели это и есть сладострастник и предатель? Он самый. Дождется, когда Оргон перепишет на него имущество, и предстанет во всей красе. Даже исполнит пугающий стриптиз, соблазняя Эльмиру во втором акте. А в первом — свернется клубочком на коленях жены своего благодетеля и с трудом подбирая слова, признается ей в любви.

Подобное оригинальное прочтение пьесы, написанной в 1664 году, не столько помогает артисту Сухорукову выступить «адвокатом» своего героя, сколько позволяет понять, почему Оргон с такой легкостью попал под обаяние этого набожного пройдохи.

Александр Самойленко старается сыграть трагедию обманутых ожиданий Оргона. Пока не получается. Роль рассыпается на удачные и неудачные куски. Когда Самойленко играет Оргона влюбленным в Тартюфа, наблюдать за его персонажем любопытно. Но дальше его герой становится одним из многих виденных ранее Оргонов. То же можно сказать и о других персонажах спектакля Сафонова. Этому «Тартюфу» не удалось избежать типичных штампов.

Во многих театрах сына Оргона Дамиса играют неуравновешенным переростком — Дмитрий Гурьянов не становится исключением. Его сестрицу Мариану обычно изображают глупой писклей, этого рисунка придерживается и Екатерина Дубакина. Галерею умственно неполноценных родственников и друзей дополняют аморфная жена Эльмира Ольги Ломоносовой, жених Марианы — Валер Дмитрия Сердюка, шурин Клеант Владимира Яворского, напыщенная матушка, госпожа Пернель Анны Антоненко-Лукониной. Чуть больше других выделяется Агриппина Стеклова, играющая чертовку Дорину. Но ее темперамент и заразительность теряются в скучном рисунке, предложенном режиссером.

И как бы ни стремились создатели спектакля убедить зрителя, что «Тартюф» — не бенефис Виктора Сухорукова, на деле актер заполняет собой все пространство. Образ Тартюфа мерцает и переливается. Спектр сияния широк — от заморыша к шекспировскому Мальволио, от бесполого существа к развратнику. В финале он даже вещает с трибуны в роли Короля. Одним словом, широк Тартюф Виктора Сухорукова...

Комментарии
Прямой эфир