Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Античность в пику тоталитаризму

В Москве открылась выставка «Новой Академии» — самого питерского из всех течений в искусстве
0
Античность в пику тоталитаризму
Белла Матвеева «Посвящение Мэпплторпу». Диптих. 1990. Источник: фонд культуры «Екатерина»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Открывшаяся в фонде «Екатерина» выставка «Новая Академия. Санкт-Петербург» собрала около 200 картин, графических работ и скульптур 14 авторов. Все они входили в Новую Академию Изящных Искусств, созданную в Ленинграде в 1989 году. Тогда ее переименовали из звучавшей более весело и неформально «Академии всяческих искусств».

Ее основателю, художнику Тимуру Новикову (1959–2002), нонконформизм казался ложной тенденцией. Заполонившему мир модернизму он противопоставил побежденную было эстетику античности и академической традиции. Да, говорил Новиков, тоталитарные режимы ХХ века тоже ориентировались на греческую классику, потому и возник миф о «железной, суровой, сверхчеловеческой античности», но это не означает, будто та мертва. Нет, она «прекрасна, и Аполлон ждет своих питомцев».

Многочисленные статьи, интервью и доклады Новикова опубликованы в каталоге, вышедшем по случаю выставки. Внушительный том выглядит едва ли не надгробным памятником — неизбежный итог в жизни любого художественного объединения. То, что начиналось как откровенный стеб, объединивший художников и рок-музыкантов, критиков и людей мира кино и театра, с годами переродилось в серьезную институцию, имитирующую — несмотря на откровенно гомоэротические мотивы — государственную идеологию в области искусства.

И сегодня отдельные «новые академики» продолжают работать в эстетике, сошедшей вроде бы на нет после ранней смерти Новикова, бывшего главным идеологом движения. Или, может, выдумщиком и провокатором, чьи игры слишком многие готовы воспринимать за чистую монету? Правда, под конец жизни из этих игр все чаще исчезала ирония.

Он охотно играл роль гуру. Среди главных работ на выставке — «Триумф Гомера» Олега Маслова и Виктора Кузнецова, где в одеждах античных персонажей изображены все основные участники «Новой Академии», от Владислава Мамышева-Монро до Александра Боровского, нынешнего завотделом новейших течений Русского музея (сама картина — отсылка к хранящемуся в Лувре «Апофеозу Гомера» кисти Энгра). Благодаря специальной табличке можно опознать всех изображенных на картине.

Творчество многих из запечатленных на масштабном полотне представлено сейчас на двух этажах фонда «Екатерина». Это и работающий с советским «большим стилем» Георгий Гурьянов (показаны его «Трактористка», «Девушка с копьем» и другие шедевры 1990-х), и скульптор Андрей Хлобыстин (эффектен лайт-бокс «Серафим»), и тот же Мамышев-Монро, представленный на Кузнецком мосту циклом «Любовь Орлова». Есть и портреты самого Новикова — например, увенчанный лавровым венком бронзовый бюст, выполненный Юлий Страусовой.

Сегодня в общественных собраниях работ «академиков» мало, все показываемое в «Екатерине» — из частных музеев и коллекций, в основном петербургских. Хотя в выставках академистов (первая из них — «Молодость и красота» — прошла в ленинградском Доме ученых в 1990-м) участвовали и москвичи, от Айдан Салаховой и Д.А. Пригова до Сергея Шутова и Сергея Ануфриева. Но в «Екатерине» москвичей не увидишь.

Готовя выставку, куратор Аркадий Ипполитов посетил мастерские живущих в Петербурге художников. В итоге отобрал работы, связанные прежде всего с классическим периодом академистов. У некоторых авторов этот период продолжается до сих пор. Так, Ольга Тобрелутс представлена картиной, датированной 2011-м, — «Битвой собак и обнаженных».

«Новая Академия» выглядит феноменом, возможным лишь в Ленинграде-Петербурге. Дело не только в атмосфере города, пропитанного классицизмом, его музеях и Академии художеств. Дело в способности серьезно относиться к розыгрышам и пародиям. Традиции «Бродячей собаки» и обэриутов слишком мощны, чтобы оказаться погребенными советской культурой.

Сам Тимур Новиков мог издеваться и одновременно продуцировать новое, что обеспечивает художнику не только интерес современников, но и место в истории. Что до последователей… Ирония, как и самоирония, — явление из разряда непредсказуемых. Если их нет, традиция здесь бессильна.

Выставка продлится до 21 января

Комментарии
Прямой эфир