Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Для клиента банк — это кот в мешке. Он видит только лучезарную улыбку своего менеджера

О том, какие изменения ждут вкладчиков, «Известиям» рассказал заместитель генерального директора АСВ (Агентство по страхованию вкладов) Андрей Мельников
0
Для клиента банк — это кот в мешке. Он видит только лучезарную улыбку своего менеджера
Андрей Мельников, заместитель генерального директора Агентства по страхованию вкладов. Фото: ИЗВЕСТИЯ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— Андрей Геннадьевич, Минфин разрабатывает закон о введении «тихого периода», в течение которого банки вправе не возвращать клиентам вклады по их требованию. Министерство предлагает установить такой срок на неделю, а АСВ, по данным «Известий», на месяц. К чему в итоге пришли? Ведь внесение данного проекта в Госдуму было запланировано уже на текущую осень.

— Извините, но я вначале сделаю пара уточнений. Во-первых, речь идет не о самостоятельном законе, а об одном из положений более общего законопроекта, вносящего изменения в Гражданский кодекс. А во-вторых, речь не идет о том, что банки вправе что-то не возвращать… Так вы клиентов до валидола доведете. Наоборот, происходит уточнение правил реализации их права на досрочный возврат средств. Оно состоит в том, что если вкладчик хочет досрочно расторгнуть договор, банк ему может ответить: «Нет проблем. Вернуть свои деньги — ваше святое право. Только дайте мне несколько дней для того, чтобы я без издержек собрал необходимую наличность». Этот период может отличаться для вкладов разного размера. Насколько я знаю, законопроект еще обсуждается, его итогового варианта я не видел. Но такая норма будет весьма полезна, особенно для случаев панического изъятия средств.  

Есть еще один законопроект — об ограничениях на возмещение некоторых депозитов, средства на которые поступили позже, чем за месяц до наступления в банке страхового случая. Какова его судьба?

— Эти изменения в закон о страховании вкладов направлены на борьбу со страховыми мошенниками. С 2008 года мы их выявили более чем на 3 млрд рублей. А на права обычного вкладчика он никак не влияет. Под сомнение попадает ряд внутренних операций по переброске средств по счетам, совершенных в условиях фактической неплатежеспособности банка в течение месяца до дня отзыва у банка лицензии. Речь идет о предотвращении зачисления средств юридических лиц и крупных вкладов на множество более мелких (до 700 тыс. рублей) путем их оформления на подставных лиц. Это делается для того, чтобы обойти закон и получить от государства полное страховое возмещение. Такие махинации наблюдались, например, в банках «группы Матвея Урина» (Традо-банк, Славянский банк, «Монетный дом», Донбанк, Уралфинпромбанк, Соцгорбанк. — «Известия»). Предполагается, что депозиты, которые образованы путем подобных трансакций, не будут компенсироваться за счет системы страхования вкладов.

— АСВ готово вернуться к идее дифференцирования страховых отчислений? Когда это может произойти?

— История, что называется, долгоиграющая. Мы с такой инициативой еще не выходили. Я лично крайне сомневаюсь, что в ближайшие лет десять на нашем рынке это предложение может быть реализовано. Одно из необходимых условий — абсолютная прозрачность банковской отчетности, чего добиться пока трудно.

А с учетом поголовного перехода на международные стандарты финансовой отчетности (МСФО)?

— Международные стандарты, российские... Это разные виды упаковки одного и того же. МСФО просто предполагают более удобный формат прочтения информации, но это не фонарь, высвечивающий все необходимое. Качество отчетности зависит от людей, которые ее составляют. Проблема «рисования» отчетности останется до тех пор, пока не будет введена уголовная ответственность за ее умышленную фальсификацию.

Насколько это далекая перспектива?

— Возможно, эта поправка в Уголовный кодекс (УК) будет внесена в Госдуму в следующем году. Но пока по ней не удалось договориться всем задействованным сторонам.

АСВ считает необходимым направлять в банки, заподозренные в нечистоплотности или просто испытывающие трудности, группу экспертов АСВ и ЦБ сроком на полгода. Как вы полагаете, регулятор поддержит эту инициативу?

— Согласится ли ЦБ с этими предложениями и в каком формате — это вопрос дискуссии. Эту схему, которую мы берем из лучшего опыта наших коллег в США, где система страхования вкладов функционирует уже 75 лет, существенно меняют подходы работы с проблемными банками. Надеюсь, что с ЦБ выйдем на согласованную позицию. При этом морально готовы к тому, что это случится не завтра.

— А реально, чтобы комиссия АСВ и ЦБ вошла в банк тихо? Ведь именно в этом смысл — предупредить вывод активов, не распугать клиентов.

— Клиенты как и сейчас не знают, что творится в их банке, так и впоследствии не узнают о работе в нем такой группы. Для них банк — это кот в мешке. Они видят только лучезарную улыбку своего менеджера: «Мы работаем крайне устойчиво!». Но для клиента единственный зримый критерий этой устойчивости — проходят платежи или нет.

— В этой связи не кажется ли вам, что с АМТ банком ЦБ поступил слишком жестко, решив его ликвидировать, не направив на санацию? Ведь его владельцы утверждают, что у организации было достаточно качественных активов.

— АМТ — как раз тот случай, когда регулятор увидел, что банк прошел точку невозврата и дальше ничего хорошего с ним произойти не сможет. Что касается активов, то результаты инвентаризации появятся не раньше конца января. У нас есть ощущение, что оценка стоимости имущества может быть пересмотрена в худшую сторону. Например, из-за обеспечительных мер иностранных судов. Поэтому использовать его даже для частичной санации (а рассматривался вариант передачи «здоровых» активов АМТ другому банку) мы не могли. Проще оказалось заплатить страховку вкладчикам. (АМТ банк — крупнейший страховой случай в истории АСВ. Сумма выплат составила 12 млрд рублей. — «Известия»).

— ЦБ уже давно говорит о необходимости ввести ответственность клиентов за выбор банка, гарантируя возврат не полной суммы вклада как сегодня (в объеме до 700 тыс. рублей), а 90%. Как в АСВ к этому относятся?

— Плохо. Это было рабочее, но публичное предложение одного из руководителей надзорного блока ЦБ. И больше ни от кого мы такие предложения, в том числе и официально, по счастью, не слышали и не видели. Другое дело, было бы неплохо повысить порог страховки с 700 тыс. рублей до 1 млн рублей, сделав инфляционную корректировку. Но это перспектива не ближайшего года. Все будет зависеть от того, как будет развиваться ситуация в финансовом секторе.

— Когда будет введено страхование вкладов юридических лиц?

— Для того чтобы это сделать, опять же рынок должен быть стабилен минимум год, а то и два. Необходимо также существенное увеличение объема страхового фонда АСВ, который сейчас составляет чуть более 147 млрд рублей. Сегодня это 5% величины нашей ответственности как страховщика перед частными вкладчиками. Когда мы накопим «подушку безопасности», скажем, в 7–7,5%, уже можно будет говорить о некотором этапе в развитии системы страхования вкладов, в том числе обсуждать целесообразность страхования средств малого и среднего бизнеса.

— В связи с новыми требованиями к капиталу в 180 млн рублей, вступающими в силу с 1 января, как вы думаете, какой процент банков уйдет с рынка?

— Я делаю открытую ставку на то, что последствия увеличения капитала до 180 млн будут не больше, чем на предыдущем этапе при увеличении этого показателя до 90 млн рублей. Никакой системной трагедии не предвидится. С рынка может уйти дюжина небольших банков. А вот требование с 2015 года повысить до 300 млн — это посущественнее.

— Центробанк не доволен, если банки устанавливают премию по вкладам выше 10%. Но, к примеру, «Хоум кредит» и «Русский стандарт» уже анонсировали по ряду продуктов 12%. Повышают ставки и многие другие кредитные организации. Вы видите в данной ситуации системный риск?

— АСВ мониторит ставки по вкладам в 100 крупнейших розничных банках. В последние две недели действительно происходит корректировка ставок вверх. Я бы не назвал ее сильной — 1,5–2%. И пока я лично ставлю на то, что причин более существенного роста нет. В большей степени это пока еще пересмотр ставок отдельными банками, пусть даже и крупными. По сути они подтягиваются к уровню средних банков. И лишь единицы вышли за него.

— А «исключения» почему взвинтили ставки? Не ради же блага населения.

— Денег не хватает. Подстраховываются. Ведь на рынке, действительно, наблюдается некоторая напряженность с текущей ликвидностью, и поэтому банкиры пересматривают свои подходы к управлению ликвидностью на следующий год. Но ситуацию с ликвидностью ЦБ и дальше будет грамотно «расшивать», может даже перейти к более гибким инструментам, если ситуация будет ухудшаться. Может возобновить, скажем, рефинансирование через поручительство других банков или даже беззалоговое кредитование. Так что, подавляющему большинству кредитных организаций дорогие ресурсы от населения в ближайшее время все-таки не понадобятся. На возврат к щедрым ставкам образца 2009 года я пока не рассчитываю.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...